Твоя половина мира

Рейтинг: (5)


Евгений Прошкин

Купить можно. Но тогда ствол останется при ней. И надо же этому уроду было обратить внимание… Ясно: черное и короткое не годится. Пожалуй, рыжее, подлинней…

«О!.. А вот у вас еще пальтишко! Рыженькое. Что же я его сразу-то?.. И сидит великолепно. У жены фигура…»

Может, он фетишист? Потискать в ручищах нагретую чужим телом тряпку… Что за радость? Особенно когда в кармане нащупается пистолет…

Значит, полосатую, под тигра. В моде классика, и этот полупанк будет смешон. Ладно, не носить же его в самом деле…

«А вот у вас еще полосатенькое!.. Какое забавное. А у моей жены…»

Элен занервничала. Похоже, сейчас скинуть «стейджер» не удастся. А надо бы… Она все отчетливей сознавала, что из магазина нужно выйти налегке. Хорошо бы и «ангус» где-нибудь пристроить, а то не ровен час… Однако Элен чувствовала, что проклятый эротоман облапает все, к чему бы она не прикоснулась.

Она с ненавистью посмотрела на мужчину – тот стоял к ней спиной и как будто не подозревал о ее присутствии. Одна из менеджеров извинилась и двинулась к Элен. Еще мгновение, и он обернется. И если Элен не успеет что-нибудь напялить, он просто сверкнет полицейским жетоном.

Ему безразлично, какой вариант она выберет. У него есть инструкции на все случаи. А также мягкий броник и «s-мерш», дежурная игрушка славянских сыскарей.

Элен покачала девушке головой и шагнула назад.

Он не будет возражать. Как ни странно… Если она уберется, он за ней не пойдет. Еще немного попудрит мозги продавщицам и откланяется.

Элен не могла поверить, и не поверила бы, но сомневаться в форвертс она не привыкла.

Это кем-то просчитано. Хорошо спланировано и хорошо сработано, начиная с появления «Хаммера» – смутившего, но не напугавшего, – и заканчивая тем, что… он уже притормаживает у магазина. Сзади к нему подкатывает полицейский минивэн. Не пустой, разумеется. Десять человек, все в «тяжелом». А сколько их сейчас набивается в служебные помещения… Фактически ее уже взяли. Вопрос пары секунд и пары выстрелов – если она спровоцирует. Ехать почему-то придется в цивильном «Хаммере». Не опасно. Им нужен только разговор. Но разговор будет серьезный.

О чем – Элен даже не представляла.

«Покупатель» завершил оборот и потянулся к пиджаку. За жетоном.

– Не надо, – сказала она одними губами. – Я иду.

Элен послала водителю минивэна воздушный поцелуй и, протиснувшись между припаркованными машинами, подошла к «Хаммеру».

– Сдаюсь, – мурлыкнула она. – Неужели я тебе так понравилась?

– Ты, Леночка, не можешь не понравиться.

– Элен, – ответила она, помедлив.

– А я Альберт. Залезай, Леночка.

«Хаммер» был тот самый, и Альберт – тоже. Это он встречал ее на въезде в город, он махал рукой. Только рубашку сменил – ночью была с пальмами, а теперь с павлинами. Невыносимо разноцветно.

Альберту было лет двадцать семь, не больше. Перед начальством ему хотелось выглядеть посолидней, перед девушками – помоложе, и он, не утруждая себя отбором, валил все это в кучу. Кричащая рубаха – и серая послушная мордочка. Короткие скупые усы – и взорванная прическа. На правом предплечье у него распласталась огромная татуировка – огненный дракон, – но возле запястья дракошин хвостик благоразумно изгибался, чтобы при необходимости исчезнуть под крахмальным манжетом.

Элен попробовала оценить варианты, но не смогла. Впереди был широченный веер, и каждая спица сама расщеплялась на такой же веер. Вероятности плодились в геометрической прогрессии, спрогнозировать их дальше второй реплики было невозможно. Им с Альбертом оставалось, как двум шулерам, либо играть честно, с выключенным форвертс, либо не играть вовсе.

– Давай уж лучше честно… – проронил Альберт, отъезжая.

Он не читал ее мысли, он всего лишь опередил ее фразу. Особенно Элен умилило то, что приглашение к честности было нагло и примитивно украдено у нее же.

А он, оказывается, дешевка.

– Послушай… Ты, Альберт, может, и не в курсе, но когда встречаются два форварда…

– А кто здесь второй? – Он с театральным недоумением оглядел салон. – Второго я не вижу.

Точно, точно. Дешевка.

– Ты не форвард, Леночка, ты преступница. В левом кармане – «ангус», в правом – «стейджер». С одной стороны полгода за хранение, с другой – пожизненное за два убийства.

Элен прикурила.

– За одно.

– Если я захочу, будет четыре, – сказал Альберт. – Веришь мне?

– Верю, что тебе это не нужно. Ты и с фараонами затеял… выступление показательное… не для того, чтобы меня сдавать.

– Почему же? Сдам, и очень легко… – Он демонстративно покосился на зеркало: машина с преющей в броне группой захвата ехала, как личная охрана, бампер к бамперу. Элен не спорила: форвертс плюс десяток стрелков лучше, чем просто форвертс. – Сдам, если не проигнорируешь поручение, – добавил Альберт, решив, что пауза длится уже достаточно долго.

– Поручение? – удивилась Элен. – Какое поруче…

– От твоей Компании, не от меня же. Моих поручений как раз игнорировать не надо бы. Тебе особенно… – Он опять посмотрел в зеркало, для выразительности еще и вздернув брови.

Элен снова отметила несоответствие между тем, как этот Альберт себя ведет, и тем, что он есть на самом деле. Бобик при боссе. Вероятно, бобик любимый. А босс, вероятно, серьезный.

– Да, – коротко произнес Альберт.

– Что?..

– Ты собиралась меня о чем-то спросить.

– Ну хватит уже концертов! – не выдержала Элен. – Чего тебе надо?

Ее много раз пытались переманить – еще и поэтому она знала, что без работы не останется никогда. Спрос был большой. А способы были разные. Но не такие дурацкие, хотя запугивать ее тоже пытались. Элен не боялась. Она поступила так, как поступил бы на ее месте любой, – выбрала самое крупное. Компанию с большой буквы. Компания в обиду не даст, она своих не бросает – во всяком случае, пока они ей нужны.

– Нет, нанимать я тебя не собираюсь, – отозвался Альберт. – И вербовать. И даже…

– Тут у тебя вообще никаких шансов! – бросила Элен, не позволяя его мерзкому ротику высказать это вслух.

– Шансы… – хмыкнул он. – Шансы – у тебя, а у меня парадигма. Никаких случайностей, никаких «авось». Этим я от вас и отличаюсь, от… всех прочих.

Элен скрипнула зубами. Альберт услышал и рассмеялся:

– Вы и своим-то Компаниям становитесь не нужны. Все изменилось, Леночка. Форвертс превращается в промышленные отходы, которые легче отправить на Луну, чем переработать. А еще легче… – Он сложил пальцы пистолетиком и поднес к ее виску. – Пуфф… Сегодня у нас какой-то день отстрела – одного, другого… скоро и третьего… Неизвестно, сколько форвардов проснутся завтра живыми. Откровенно говоря, чем меньше, тем лучше. Но твоей смерти я бы не хотел. Бабы не для войны.

11
Загрузка...

Жанры

Загрузка...