Твоя половина мира

Рейтинг: (5)


Евгений Прошкин

Элен поправила мокрую прядь и коснулась пальцами лба. Нет, это не то…

– Не то, не то, не то… – пробормотала она.

– Ваша фамилия Лаур?

Она кивнула и вытряхнула из пачки сигарету.

Инспектор облокотился на дверь и сунул голову внутрь. Ему хотелось хоть на секунду избавиться от дождя и от воя пламени.

– Воспаления легких не боитесь? – спросила Элен.

В машине было тепло и сухо, но чтобы оценить эту роскошь, нужно хорошенько вымокнуть. Или попробовать вымокнуть.

Элен потрогала куртку. Ни капельки, разумеется. Полицейский продолжал мяться снаружи.

– Дорогая машина… – сказал он, фиксируя внимание на ее коленях. – По области больше ста штук…

Элен усмехнулась. Она почему-то думала, что его взбесило упоминание простатита, а он просто желал денег. И это, как говорил школьный учитель физики, «объективная реальность». И значит, от этого никуда не деться.

– Да, морока… – Она проверила карманы. Наличные шелестели и в левом, и в правом, и в обоих внутренних. Проблема была в том, чтобы не вытащить слишком много.

Щелкнул прикуриватель, и Элен, вздрогнув, достала две сотни.

– Взяток я не беру, – сказал полицейский.

– Ну и правильно.

Она протянула деньги, и он их не то чтобы взял – просто банкноты исчезли под широким манжетом. Элен с инспектором посмотрели друг на друга и синхронно моргнули, будто стали друзьями.

– Всего хорошего, мисс Лаур. Да!.. Я вижу, у вас спутниковый навигатор. Хотел предупредить, что в городе он работать не будет.

– Весьма любезно с вашей стороны… – Она прикурила и тронулась.

Двенадцатиполосное шоссе было перегорожено – напротив щита «МОСКВА – MOSKAU – MOSCOW» громоздились бетонные блоки. В роли шлагбаумов выступали чумазые, утомленного вида броневики. «Лексус-Т.2», созданный на базе старичка «Хаммера», протиснулся между бортами и, выехав на простор, устремился вперед. По обеим сторонам дороги торчали жилые башни – окна горели редко, но стены до третьего этажа были покрыты светящимися граффити. Везде одно и то же…

Слева от «Лексуса» появился его прототип, натуральный «Хаммер», не иначе – из последней партии, снятой с консервации. Какой-то хлыщ за рулем жестом позвал Элен к себе – не то в машину, не то замуж. Она отмахнулась и включила навигатор.

Инспектор не соврал, прибор не работал. Красная точка на карте помелькала – все время в разных местах – и погасла. Сама карта с монитора не исчезла, но после двух развязок Элен потеряла направление. «Хаммер» с плейбоем был уже далеко, от него осталась лишь мутная водяная взвесь, прибиваемая к дороге дождем. В зеркале маячили фары, но ждать их не хотелось, и Элен свернула к висевшему вдали желтому зареву. В центре никогда не спят. «Кто видел Находку, тот знает Париж»… Элен не видела ни Парижа, ни, тем более, Находки, и вообще она считала, что все пословицы – мусор, но с этой сентенцией спорить было трудно.

Вскоре на улице появились машины и мотоциклы, а количество светлых окон заметно выросло, как будто Элен пересекла часовой пояс.

Из больших размокших коробок выбирались сонные люди. Потревоженный картон тяжело шевелился, менял форму и разваливался на куски. Бродяги, еще толком не протрезвевшие, мучительно возвращались к реальности. Под дождем это происходило быстро.

Элен полистала на мониторе карту и выяснила, что ей нужно попасть к какому-то кольцу. Потом появится река – вероятно, такая же переплюйка, что и в Питере, – надо будет проехать по мосту между храмом и крепостью, и вот там, где-то за мостом, начнется…

Элен проверила записи.

Да, начнется Полянка. Почему-то Малая. Наверно, есть и Большая…

Она взглянула на карту.

Да, действительно, Большая тоже есть. Черт не разберет… Мерить их, что ли?

Она остановилась у тротуара и посигналила. Старик, задумчиво обхаживавший мусорные баки, повернулся и замер.

– Чего? – спросил он после паузы.

На нам был блестящий полицейский плащ – почти новый, но зачем-то подвязанный пестрым поясом от домашнего халата. Короткие поля шляпы опустились, и с них, как с крыши, бежали частые струйки. И еще у него была борода – пегая, разлохмаченная, заметная даже сзади.

– Малая Полянка, – сказала Элен. – Подойди, дам тебе кой-чего.

Бородатый проворно шагнул к машине.

– Это возле «Ударника», – сообщил он.

Элен достала десятку, но до окна не дотянулась.

– Какой еще ударник?..

– Киноцентр «Ударник», а там уже близко. Э, да ты первый раз в Москве? – Он покачал головой. – Сама не найдешь.

Элен побарабанила по рулю.

– Ладно, садись.

Старик без разговоров забрался в машину. Впрочем, теперь Элен видела: не такой уж он и старик. Лицо у бродяги было грязное, но относительно свежее. Он сверкнул глазами на купюру, потом, со смехотворным вожделением, на короткую голубую куртку и на голые колени.

Элен застегнула молнию до подбородка.

– Я с тобой деньгами расплачусь, хорошо?

– Сейчас едем прямо, до самой площади. Там налево, – сказал мужчина. – И хорошо.

– Что «хорошо»? – не поняла Элен.

– Хорошо расплатишься – вот и хорошо.

Она наступила на педаль, и «Лексус» рванул по ночному проспекту.

Бородатый помалкивал, лишь косился на ее ноги и тревожно, как лось в зимнем лесу, потягивал носом воздух. Купюру с приборной панели он не забрал, и это было не очень здорово. Элен что-то предчувствовала, но пока – смутно.

Следуя указаниям бродяги, она несколько раз свернула, пока не уперлась бампером в кирпичную стену. То, что на въезде выглядело как тоннель, было каким-то подземным складом. На стальных воротах висел здоровенный ржавый замок. Элен растерянно посмотрела назад, и этой секунды мужчине оказалось достаточно, чтобы выдернуть ключ зажигания.

– Вот и приехали, – сказал он.

– Десятки тебе не хватит? Еще?..

– «Хватит» – это не про деньги, – изрек бородатый, встряхивая ладонью, ловя выскочивший из рукава нож и выщелкивая лезвие – все одним движением.

– Возьмешь наличные и карточки, – предположила Элен. – И тачку тоже?

– И тачку, – спокойно подтвердил он.

– И меня?

– Ну так!..

Мужчина продолжал ее рассматривать, уже откровенно и деловито, как свою собственность.

– Один разик, – строго сказала она.

Незнакомец нахмурился и поиграл ножом – на случай, если она вдруг не заметила.

– А чего ты ждал? Мне что, плакать, что ли? Давай, двигайся, только по-быстрому.

Она решительно расстегнула молнию, сунула левую руку за пазуху и, приподняв правый локоть, выстрелила через куртку ему в живот.

4
Загрузка...

Жанры

Загрузка...