Краем глаза

Рейтинг: (5)


Дин Кунц

Он приставил глушитель ко лбу девочки со словами:

— Наоми, Серафима, вы были прекрасными любовницами, но давайте смотреть правде в глаза. Вместе нам больше не жить.

— Эй, кто здесь? — спросил слепой мальчик, о котором Младший уже успел забыть.

Он отвернулся от перепуганной девочки и посмотрел на мальчика, который стоял в нескольких шагах от порога, держа в каждой руке по банке с газировкой. Искусственные глаза очень походили на настоящие, но в них Младший не увидел того всезнания, которым так встревожил его взгляд девочки.

Младший наставил пистолет на мальчика.

— Саймон говорит, что тебя зовут Бартоломью.

— Какой Саймон?

— Ты не кажешься мне угрозой, слепой мальчик. Барти не ответил.

— Тебя зовут Бартоломью?

— Да.

Младший шагнул к нему, прицелился в лицо.

— Почему я должен бояться спотыкающегося мальчика, ростом с карлика?

— Я не спотыкаюсь. Во всяком случае, редко. — Барти обратился к девочке: — Ангел, ты в порядке?

— У меня сейчас начнется дрист, — ответила она.

— Почему я должен бояться маленького спотыкающегося слепого мальчика? — вновь повторил Младший, но на этот раз уже другим тоном, потому что внезапно почувствовал: и этот мальчик не так-то прост, он тоже знает, знает многое из того, что доступно этой странной девочке.

— Потому что я — вундеркинд, — ответил Бартоломью и бросил банку с рутбиром.

Банка попала Младшему точно в лицо и сломала нос, прежде чем он успел увильнуть.

В ярости он дважды нажал на спусковой крючок.


* * *

Пробегая мимо арки в гостиную, Том увидел Джейкоба, сидящего в кресле под торшером, словно заснувшего над книгой. Да только перерезанное горло и кровавое пятно на рубашке ясно указывали на вечный сон.

Привлеченный голосами на втором этаже, Том взлетел по лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Мужчина и мальчик. Каин и Барти. Налево, в коридор, потом в комнату направо.

Наплевав на правила стандартной полицейской процедуры, Том метнулся к двери, переступил порог, увидел, как Барти бросает банку с газировкой в обритую голову и покрытое шрамами лицо неузнаваемо изменившегося Еноха Каина.

Мальчик упал и откатился в сторону, едва бросив банку, предчувствуя грядущие выстрелы. И действительно, пули вонзились в дверной косяк на уровне колен Тома.

Подняв револьвер, Том дважды нажал на спусковой крючок, но вот тут выстрелов не последовало.

— Боек-то спилен. — Ухмылка Каина сочилась ядом. — Я об этом позаботился. Я надеялся, что ты прибежишь сюда и успеешь увидеть последствия своих глупых игр.

Каин прицелился в Барти, но, когда Том бросился к нему, навел пистолет на него. Пуля убила бы Тома, в наилучшем случае тяжело ранила, да только Ангел скатилась с дивана за спиной Каина и сильно толкнула его, сбив прицел. Убийца пошатнулся, потом замерцал.

Исчез.

Провалился сквозь какую-то дыру, какую-то щель, какой-то разрыв, размерами куда больше тех дыр, щелей, разрывов, через которые Том метал свои четвертаки.

Барти не мог этого увидеть, но каким-то образом он узнал, что произошло.

— Ну, ты даешь, Ангел, — прокомментировал он.

— Я отправила его туда, где нас нет, — объяснила девочка. — Он вел себя грубо.

Том оцепенел.

— Значит… когда ты этому научилась?

— Только что. — И пусть Ангел пыталась говорить ровным голосом, ее всю трясло. — Не уверена, что получится еще раз.

— Пока ты не уверена… будь поосторожнее.

— Хорошо.

— Он вернется?

Она покачала головой.

— Обратно пути нет. — Она указала на альбом для рисования, лежащий на полу. — Я запихнула его туда.

Том посмотрел на рисунок девочки, очень неплохой, учитывая ее возраст. По его коже побежали мурашки.

— Это…

— Большие жуки, — кивнула девочка.

— Их много.

— Да. Это плохое место. Барти поднялся.

— Эй, Ангел.

— Что?

— Сейчас ты сама бросила свинью.

— Пожалуй, что бросила.

Дрожа от страха, не имеющего ничего общего ни с Каином Младшим и разящими пулями, ни даже с воспоминанием о Джозефе Креппе и его страшном ожерелье, Том Ванадий закрыл альбом и положил его на диван у окна. Раскрыл окно, и в комнату ворвался шелест дубовых листьев.

Поднял на руки Ангел, потом Барти.

— Держитесь крепче.

Вынес их из комнаты. Спустился по лестнице, вышел из дома во двор, под дуб, где они могли подождать приезда полиции и где не могли увидеть, как сотрудники службы коронера выносят тело Джейкоба через парадную дверь.

А полиции, решил Том, они расскажут, что пистолет Каина заклинило, когда Том ворвался в комнату Барти. Слишком трусливый для рукопашной, Стыдливый Убийца бежал через окно. И вновь оказался на свободе.

Последнее полностью соответствовало действительности. С маленьким уточнением: на свободе, но не в этом мире. А в том, куда он попал, ему более не удастся найти легкие жертвы.

Оставив детей под деревом, Том вернулся в дом, чтобы позвонить в полицию.

Его часы показывали 9.05. Утро этого знаменательного дня только начиналось.

Глава 82

Пусть гибель Джейкоба стала огромным горем в его маленькой семье, мимо Агнес Лампион не прошли смерти более знаменитых людей, имевшие место быть до того, как закончился год 1968-й и начался год Петуха. 4 апреля Джеймс Эрл Рей застрелил Мартина Лютера Кинга на балконе мотеля в Мемфисе, но надежды убийцы не оправдались, потому что из крови мученика еще пышнее распустились цветы свободы. 1 июня в возрасте восьмидесяти семи лет мирно умерла Элен Келлер. Слепая и глухая с раннего детства, немая до подросткового возраста, мисс Келлер добилась на удивление многого: научилась говорить, ездить на лошади, танцевать, с отличием закончила Рэдклифский колледж, написала и опубликовала более десятка книг о себе, своих ощущениях, учебе, мировоззрении и понимании религии. 5 июня сенатора Роберта Кеннеди застрелили на кухне отеля «Амбассадор» в Лос-Анджелесе. Многие погибли, когда советские танки вторглись в Чехословакию, сотни тысяч человек умерли на завершающем этапе Культурной революции в Китае, значительную часть из них съели: председатель Мао полагал людоедство приемлемым способом борьбы с политическими противниками. Джон Стейнбек, писатель, Таллала Бэнкхед, актриса, закончили свой путь в этом мире, если не во всех других. Но Джеймс Лоувелл, Уильям Андерс и Френк Борман, первые люди, побывавшие на орбите вокруг Луны, пролетели в космосе 250 тысяч миль и благополучно вернулись на Землю.

При всей доброте любого из нас одарить кого бы то ни было самым дорогим из всех даров, временем, не в наших силах. Помня об этом, Агнес сделала все возможное, чтобы через скорбь о Гаррисоне и Джейкобе вывести свою большую семью к более счастливым дням. Ушедшим следует воздать должное, воспоминания навсегда должны остаться в сердце, но жизнь-то продолжается, не останавливаясь ни на секунду.

169
Загрузка...

Жанры

Загрузка...