Продажная любовь

Рейтинг: (3.88)


Джулия Джеймс

Она заставила себя заговорить:

— Вы могли бы вернуться к гостям, я останусь с Ари. Я перенесла свои вещи в комнату Тины, буду спать рядом с ним.

Слова прозвучали несколько неуместно, как-то неловко. Секундой позже она пожалела о них. А вдруг он истолкует это как приглашение? Что она сообщает ему, где будет спать?

Он ничего не сказал. Молча продолжал смотреть на нее. Потом произнес:

— Хорошо, что вы надели это платье. Вы выглядите… умопомрачительно… фантастически. — Помолчав, он добавил: — Совсем не так, как выглядела в нем ваша сестра. Ничего похожего, — его голос, казалось, уплыл куда-то.

Энн молчала, не зная, что сказать. Пауза становилась напряженной. Никос еще немного постоял неподвижно, глядя на нее. Наконец молча вышел.

Некоторое время Энн пребывала в прострации. Казалось, у нее внутри появилась странная тянущая пустота. Непонятное, тревожное состояние…



Никоc стоял у балюстрады на веранде своей спальни, глядя на море, вдыхая знакомые пьянящие запахи жасмина и жимолости. Совсем недавно он стоял здесь с Энн. Стоял и ждал, когда можно будет заключить ее в объятия, заманить в постель, соблазнить в этой сладкой эгейской ночи.

Сегодня, во время свадебного приема, ему не хотелось, чтобы кончалась музыка. Не хотелось, чтобы она уходила. Она показалась ему иной — совсем не та женщина, которую он знал. У нее с Ари такая естественная взаимная привязанность… А когда он смотрел, как Энн укладывала Ари, сколько нежности и искренней любви было в ее отношении к ребенку! Это совсем не соответствовало его привычному представлению о ней. В голове роились вопросы. Вопросы, которые он хотел ей задать. А зачем ему так необходимо получить от нее ответы — об этом он себя не спросит.

Он стоял и смотрел на море, взволнованный, даже растерянный.

Не находя покоя.



Следующий день казался серым и скучным. А когда родные Тины после ланча, многократно поблагодарив миссис Теакис и Никоса за потрясающее гостеприимство, уехали на другие острова проводить свой отпуск, стало совсем скучно. Энн понимала, что Ари это особенно чувствует.

Малыш переживал, что от него уехала Тина, хотя ему раньше не раз объясняли, что это произойдет. Энн говорила, что Тина вернется после свадебного путешествия по Нилу, но мальчик был безутешен и раздражителен. К тому же сказывалась усталость после прошедшего захватывающего праздника и того, что он так поздно лег. Энн терпеливо и ласково старалась отвлечь его, но день проходил трудно.

Зато она не встречалась с Никосом. После ланча и отъезда гостей он не выходил из своего офиса.

Второй день после свадьбы был немного легче. По совету Энн малыш рисовал Тину и Сэма возле огромных пирамид. Зато сама Энн не могла успокоиться. Кто будет с ним, когда она уедет? Нельзя долго с ним оставаться, потому что Ари к ней привыкнет…

Но во время ланча София Теакис предложила ошеломляющую вещь.

— Ари, мой мальчик, — загадочно улыбнулась она, — у меня для тебя припасен великолепный сюрприз. Праздник, поездка для тебя!

— Куда? Куда? — возбужденно закричал малыш.

Энн могла только удивленно молчать. Она видела, что Никос тоже удивленно смотрел на мать. Он даже попытался заговорить, но она обратилась к внуку:

— Туда, куда маленькие мальчики очень любят ездить. Ты поедешь… — она сделала интригующую паузу, — с дядей Никки и тетушкой Энни в лучший парк с аттракционами возле Парижа.

Ари немедленно издал ликующий крик. Его прервал Никос, что-то по-гречески горячо говоря матери, которая слушала с непоколебимым видом. Что касается Энн — она могла лишь молча сидеть в смятении.

Конечно, откуда бабушке знать, почему невозможно — никоим образом! — для нее и Никоса ехать в Париж с Ари.

Как только закончился ланч, Энн передала малыша Марии и направилась в офис Никоса. В ней все протестовало против этого — не хотелось разговаривать с ним и уж вовсе не хотелось идти туда, где он так гадко предлагал ей бриллианты за секс.

Но выбора не было.

Никос понял сразу, зачем появилась Энн.

— Входите.

— Я не поеду с вами в Париж! — с порога заявила она.

Никос мгновенно помрачнел. Видно, он ошибался, решив, что Энн теперь иная. Он опять на знакомой территории. Слишком знакомой. Энн Тернер специализируется на отказах. Отказывает ему. Отказывается отдать племянника. Отказывается приехать на Соспирис по приглашению его матери. Отказывается признать, что хочет его, Никоса. Отказывается принять от него бриллианты. Отказывается, отказывается, отказывается… Теперь отказывается ехать с ним в Париж…

Черт возьми, он сыт этим по горло.

— Я не собираюсь расстраивать маму и Ари. Вы поедете с нами в Париж. Все.

— Тем не менее вам, похоже, не очень-то хочется выполнять планы вашей мамы. Вы ей возражали! — напомнила Энн.

Возражал. Это правда. Инстинктивно. В качестве причины сослался на обилие работы. Но мама спокойно сказала, что позвонила его секретарю, который сказал ей, что сейчас ничто не мешает Никосу на некоторое время уехать.

— Повторяю, — отрывисто сказал он, — я не стану огорчать маму и Ари. Придется ехать. Боже, да все это фарс с самого начала! — он поднял руку, видя, что она хочет возразить. — Однако из Парижа вы поедете в Лондон. Вы и так провели с Ари много времени, это может плохо на нем сказаться. Собственно, это все. Поскольку завтра я уже не буду работать, мне нужно многое сделать сегодня!

Ей указали на дверь. Еще мгновение она стояла, сдерживаясь, чтобы не взорваться.

— Энн, если вы ждете еще одного чека, то будете разочарованы, предупреждаю. Ваше время в моей семье оплачено, включая Париж, — он насмешливо посмотрел на нее.

На щеках Энн появились красные пятна. Она сжала губы и, развернувшись на каблуках, молча вышла.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


— Пошли, тетушка Энни, ну пошли — задыхался от возбуждения Ари

Энн закончила причесываться и улыбнулась ему:

— Я почти готова. Может быть, тебе посмотреть, как там дядя?

Голосок Ари зазвенел в смежном номере отеля, повторяя те же призывы. Энн глубоко вздохнула. Она в Париже, сейчас пойдет в парк с аттракционами… она в Париже с Никосом. Не хотела, но вот — она здесь. И должна владеть собой. Так или иначе…

Ари был наверху блаженства. У него дух захватывало от всех этих катаний, кружений, полетов. На всех аттракционах они были втроем, сажая мальчика между собой. Энн постоянно ощущала физическую близость Никоса, это вызывало напряжение и утомляло. Она напоминала себе, что делает это ради Ари, и постепенно напряжение ослабевало. Они даже обменивались улыбками, когда малыш делал что-то забавное.

Через несколько часов Ари устал. Они направились в отель, и там он охотно улегся в постель.

20
Загрузка...

Жанры

Загрузка...