Продажная любовь

Рейтинг: (3.88)


Джулия Джеймс

Все остальное к делу не относится.

Он решительным шагом вернулся в кабинет, захлопнув дверь на веранду.



Энн проснулась лишь тогда, когда после дневного сна Ари в сопровождении Тины, как маленькая ракета, влетел на площадку возле бассейна. Он был уже в купальных шортах и надувных нарукавниках для плавания. Началась водная феерия. Вскоре подошла бабушка Ари, потом кузина Эфимия.

Энн подумала, что за такое короткое время она удивительно хорошо освоилась здесь со всеми, чувствует себя естественно, свободно и уютно. Понятно, почему ей так приятно — Никос Теакис не с ними, не маячит его мрачная тень.

Но, однако, придется встретиться с ним за ужином. Энн вместе с Тиной укладывала Ари спать, почитала ему на ночь, поцеловала в лобик на прощание, чувствуя ком в горле и сдерживая слезы.

Сын Карлы. Счастлив, окружен любовью и заботой.

Она невольно вспомнила свое детство. Для нее всей вселенной была старшая сестра, которая помогала Энн справляться с любыми страхами и недоразумениями, встречавшимися им обеим. Как бы она могла все вынести без Карлы? Карла утешала, защищала, обнимала, целовала на ночь. Карла — вся ее семья.

А сейчас она целует на ночь сына Карлы, у которого нет родной матери.

Но Ари счастлив, думала она, стараясь проглотить ком в горле. Он не тоскует по своим родителям — он не знал их. У него бабушка, дядя, добрая нежная няня.

А сейчас и я, правда, на короткое время.

Сердце сжималось, когда она вспоминала о краткости своего пребывания здесь. В душе закипал гнев. Черт побери этого Никоса Теакиса! Черт побери его высокомерие, эту его гордость или гордыню, его жалкие двойные стандарты, по которым ему дозволено иметь столько женщин, сколько он пожелает, а ее сестру клеймить со своего золоченого трона за то, что она пыталась жить в этом мире как могла. Он не давал Карле встречаться с Андреасом, украв у них большую часть того малого времени, которое им было суждено провести вместе.

Энн постаралась отвлечься от мрачных мыслей. Прошлое ушло. Нет ни Карлы, ни Андреаса. Остался маленький Ари он счастлив и доволен. Этого достаточно. Должно быть достаточно.

Никоса Теакиса не было видно, когда Энн и Тина подошли к гостиной перед ужином. Тина задержалась на веранде с Эфимией, Энн подозвала к себе миссис Теакис, уже сидевшая в гостиной:

— Я счастлива, что вы здесь, с нами, и главное, с Ари. Мне хочется говорить и говорить вам, что вы спасли меня, отдав мне Ари, — София старалась сдержать слезы.

— Я отдала его вам от всего сердца, — спокойно, чтобы не волновать женщину, сказала Энн.

— Отдала, — с нажимом повторил, входя, Никос Теакис.

— Никки, вот ты где! — воскликнула его мать, как будто не слышала его реплики.

Сын сразу же подошел к матери, но успел по дороге окинуть Энн таким взглядом, который мог бы пригвоздить ее к месту.

Остаток вечера девушку угнетало его присутствие. Придя в свою комнату, она вышла на балкон. И любуясь волшебной греческой ночью, не могла отделаться от мыслей о своем мучителе.

Почему его отношение так трогает меня? Ну почему?

Нет! Она сжала перила. Сейчас ляжет, заставит себя забыть все это и крепко заснет.

Но в постели она долго смотрела в потолок. Сон не шел.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Следующее утро принесло временную свободу. Никос, как объявила его мать за завтраком, уехал на несколько дней по делам в Афины. Энн сразу почувствовала себя легко. Это были чудесные, спокойные, счастливые три дня с Ари.

Но через три дня, когда они с Тиной и Ари поехали в Махос, Энн увидела знакомый вертолет, направляющийся на Соспирис. Ну вот. Свобода кончилась.

Но все было еще хуже. На следующий день была назначена экскурсия, которую с нетерпением ждал Ари. Поездка на пляж в дальний конец острова. К полному огорчению Энн, миссис Теакис отпустила на этот день Тину к жениху. Ари и Энн должен был везти Никос. С одной стороны, ей отчаянно хотелось придумать причину для отказа, с другой — невозможно разочаровать Ари.

Напряженно и неохотно она, взяв Ари, забралась в джип с брезентовым верхом. Машина вызвала у мальчика буйный восторг. Никос Теакис, не сказав ей ни единого слова, сразу включил большую скорость, Ари просто визжал от восторга, а Энн пришлось вцепиться в дверцу.

Дорога по острову была потрясающей. Наконец они остановились над пляжем и, продираясь сквозь кустарники, спустились в долину, спрятанную между высокими утесами с пастбищами, изобилующими дикими козами. Отмель заросла травой и смягчающими картину олеандрами. А дальше трава и камни расступались, открывая взгляду золотой песок пляжа и сверкающую синеву моря.

Все выглядело очень укромно, очень изолированно и уединенно и неправдоподобно прекрасно.

Энн выбралась из машины и высадила Ари. Он сразу помчался к пляжу. Никос вынул из багажника большую сумку и пляжный зонт. Энн последовала за Ари, на ходу отряхивая футболку, джинсы и волосы от сухих веток и песка.

— Море смоет пыль, — лаконично сказал Никос, догнав ее.

Она проигнорировала его, слова. Без Ари и миссис Теакис можно не принуждать себя лицемерно соблюдать приличия.

Никос, очевидно, считал иначе. Он взял ее за руку у локтя. Она попробовала освободиться, но хватка была железной. Он повернул ее к себе, и она зло уставилась на него.

— Поймите кое-что. Будь у меня выбор, вас бы не было здесь. Но это желание моей мамы. Ари тоже, как видите, в восторге. Поэтому ради него ведите себя пристойно. Может быть, это фарс, но не будем расстраивать Ари. Понятно?

— А почему я здесь? — огрызнулась она. — Из-за Ари и вашей мамы.

— Хорошо, — сухо сказал он, отпустил ее и пошел вперед.

Она осмотрела царапины на руке и тоже пошла к пляжу — босиком, сняв полотняные туфли, утопая в мягком песке. Никос уже устраивал место привала — своеобразный лагерь — на большой плоской каменной плите под прикрытием высоких камней. Установил зонт, расстелил пляжную подстилку. Ари помогал, если исследование содержимого сумки можно считать помощью. Найдя то, что хотел, Ари немедленно приступил к любимому занятию: начал копать. Энн с улыбкой смотрела на него. Повернувшись, чтобы положить свою сумку на подстилку, она обнаружила, что Никос наблюдает за ней. С несколько иным, чем обычно, выражением лица. Казалось, оценивающим.

Чтобы отвлечься, Энн стала разбирать сумку. Она не знала, чем они будут заниматься, спрашивать Никоса не хотелось, поэтому взяла, что показалось нужным, включая купальник, который надела на вилле. На этот раз цельный — чтобы быть более прикрытой. Раздеваться и купаться при Никосе не хотелось, но если Ари позовет ее в воду — конечно будет!

Разобрав сумку, она решила посмотреть яму Ари.

— Помочь?

Он покачал головой.

7
Загрузка...

Жанры

Загрузка...