Рожденный свободным

Рейтинг: (5)


Брендон Мулл

Роллан выскочил со своим кинжалом буквально из-под земли, но искусный мальчик отбил атаку и отбросил Роллана. Росомаха вцепилась в его руку и злобно ее затрясла.

– Да у тебя талант, – сказал мальчик Мейлин. – Досадно, что ты сражаешься против нас.

– Твои люди вторглись на мою родину, – прорычала Мейлин.

– Это комплимент, – сказал мальчик. – Мы восхищаемся Цонгом. Мы мечтаем о лучшем Цонге, свободном от ига Зеленых Мантий.

Мейлин принялась атаковать дубиной. Мальчик отпрыгнул от одного молниеносного удара, заблокировал другой, затем перешел в наступление. Мейлин отступала, едва успевая защищаться от стремительной атаки. Когда мальчик занес саблю сверху, Мейлин настолько сосредоточилась, чтобы отбить удар, что совершенно не заметила, как противник сделал подножку.

Приставив к горлу Мейлин саблю, мальчик ухмыльнулся:

– Позволю себе предположить, что ты сдаешься.

17
Гранитный баран

С высокой точки на каменной стене Абеке видела сражение, как на ладони. Прямо под ней Зериф дрался с высоким человеком в зеленой мантии. Тот двигался с невообразимой скоростью и сноровкой: вертелся и делал сальто, всякий раз ловко управляясь со шпагой. Шейн сражался с цонгезской девочкой, которая на удивление хорошо сопротивлялась, хотя была маленькой и юной. Абеке хотела помочь ему, выстрелив из лука, но мерзкий ястреб продолжал набрасываться на нее, угрожая порвать тетиву острыми когтями. Абеке уже потратила даром две стрелы, пытаясь сбить птицу с близкого расстояния.

Ураза тихо рыкнула. Абеке показалось, что она поняла, чего хотел леопард. Низко пригнувшись, Абеке расположила лук рядом с Уразой, натянула тетиву и снова прицелилась вниз. Когда ястреб подлетел ближе, Абеке отклонилась в сторону, и Ураза подпрыгнула, ухватив клыками крыло. Ястреб сопротивлялся одно мгновение, но Ураза зарычала угрожающе, и птица покорилась.

Абеке положила стрелу на тетиву опять и наклонила лук. Наверное, больше всего проку будет, если она пронзит стрелой противника Зерифа в зеленой мантии. Или можно будет уложить здоровяка с медведем. Хотя, сейчас он отвлекает Аракса, поэтому, вероятно, лучше оставить его в покое. Баран уже убил буйвола и растоптал Нила вместе с его павианом.

Пока она искала мишень, лук дрогнул в ее руке. Хотела ли она застрелить того в зеленой мантии? Она пообещала помочь Зерифу и Шейну добыть талисман. Но ни то ни другое уже не казалось правильным.

У цонгезской девочки была панда. У мальчика с топором – волк. А кречет, который нападал на нее, – разве это была не Эссикс? Получается, Абеке была против других членов Четверки Павших. Так кто был не на той стороне?

Шейн и Зериф хотели, чтобы она оставалась с ними. Ладно, по правде говоря, они хотели Уразу. Абеке нахмурилась. Никто ей особо не интересовался, пока не появился леопард. Застыв в нерешительности, Абеке теряла возможность действовать.

Панда неторопливо переваливалась, подходя к ней вдоль вершины высокой плиты. Ее поразительные серебристые глаза сияли в черной, меховой маске. Должно быть, это та самая Джи из сказок. Истории, рассказанные у костра, вдруг ожили вокруг нее – Зеленые Мантии, Баран Аракс, Четверка Павших. Когда будет рассказываться новая история, она, Абеке, окажется героиней или злодейкой?

Все еще сжимая в мощных челюстях крыло ястреба, Ураза смотрела, как подходит панда. Джи выглядела смешно на верхушке стены, слишком круглая и неповоротливая, чтобы перейти по узкому краю. Абеке направила на нее свой лук.

Ураза обернулась на Абеке и тихо рыкнула лишь горлом, не выпуская ястреба. Абеке тотчас опустила оружие. Ураза раньше ни разу так явно не выказывала ей недовольство.

Панда приблизилась и понюхала Уразу. Леопард освободил ястреба, который спрыгнул с плиты и полетел. Должно быть, Ураза держала птицу очень осторожно, потому как крыло оказалось неповрежденным. Эти мощные челюсти могли запросто вырвать крыло, если бы Ураза пожелала.

Ураза с Джи прикоснулись друг к другу носами, затем леопард поднял глаза на Абеке и заурчал.

– Ты узнаешь Джи? – спросила Абеке.

Ураза пристально смотрела на нее ярко-фиолетовыми глазами. На этот раз Абеке совершенно не понимала, чего действительно хочет леопард. Абеке сжала в руке лук. Если она не хочет наносить вред никому из Зеленых Мантий, может быть, безопаснее всего будет побежать за талисманом. Ведь за ним они и пришли. Если ей удастся забрать его, возможно, это остановит кровопролитие.

Внизу Шейн встал над цонгезской девочкой, выставив наготове лезвие, чтобы ударить. Она лежала на земле, беззащитная. Затем мальчик, у которого на руке болталась росомаха, сзади схватил Шейна. У Абеке перехватило дыхание. Не ожидавший нападения, Шейн упал и выронил саблю. Его нога неестественно подогнулась. Девочка подхватила саблю с угрожающим видом. Шатаясь, Шейн отозвал росомаху.

– Мы не будем драться с Джи, – сказала Абеке Уразе. – Но, пожалуйста, не допусти, чтобы они навредили Шейну.

Ураза повернулась и спрыгнула со стены с громким рыком. Это был достаточно долгий прыжок – сама Абеке по доброй воле и не попыталась бы прыгать так далеко. Ураза прижала цонгезскую девочку к земле одной лапой, а амайянского мальчика – другой. На мгновение девочка испугалась, но, когда Ураза пресекла новую атаку росомахи Шейна громким рычанием, девочка посмотрела вверх на Абеке. Глядя глаза в глаза, Абеке серьезно кивнула ей. Лицо девочки выражало замешательство.

Абеке поискала в небе Эссикс и заметила, что ястреб парит над основным выступом обрыва – там, где он сходил на нет, сливаясь с поверхностью скалы. Ниже, около самого края, стояла Сильва, наблюдая за своей летучей мышью. Та порхала у небольшой выемки в скале чуть дальше, где уже не было выступа. Казалось, Сильва была в замешательстве. Наверное, талисман было не достать, и он находился где-то выше того места, где парила летучая мышь. Внизу, похоже, никто не обращал внимания на Сильву. С луком в руке Абеке устремилась вдоль вершины стены. Если она присоединится к Сильве, может быть, они смогут быстро добраться до талисмана и сбежать.

Абеке принялась сползать вниз по менее отвесному участку плиты, который смогла обнаружить, в спешке царапая руки и ноги. Последнюю треть пути Абеке пришлось падать. Девочке удалось удачно приземлиться на основной выступ. Там ее уже ждал леопард.

– Нам придется достать талисман, – сказала Абеке и со всех ног побежала вдоль выступа.

Впереди ястреб атаковал летучую мышь. Сильва завопила, протянув руки к своему духу животного. Жестко потрепав летучую мышь, ястреб отпустил ее, и, обмякнув, та стала падать ниже и ниже, пока не скрылась из виду. Сильва упала на колени и перегнулась через край, причитая и продолжая звать своего зверька.

Абеке не останавливалась. Эссикс подлетела к маленькой выемке в скале за пределами выступа – туда, где раньше порхала летучая мышь. Теперь Абеке смогла разглядеть, что на этом крошечном уступе лежала грубая каменная коробка, сделанная в виде наложенных друг на друга массивных блоков. Ястреб бил по ней клювом и цеплялся когтями, но не мог ее открыть.

42
Загрузка...

Жанры

Загрузка...