Негатор

Рейтинг: (4.33)


Алексей Переяславцев

— Сафар, оставь на минуту полировку. Слушай внимательно. С такими шкатулками у тебя есть все шансы стать мастером. Но имей в виду: есть нечто еще более привлекательное. Ты сможешь делать такие вещи, которые во всем этом мире только двое и делают. Сама Моана-ра сочтет за удачу купить твои изделия. Мастерская у тебя будет, без вопросов. О деньгах даже не упоминаю. Но главное: ты получишь громадное уважение со стороны всех нас и меня тоже. Спроси команду — все скажут, что я слова в реку не бросаю.

Некоторое время парень молчал.

— Командир, что ты слово держишь, — это я и так знаю, да и от других наслышан. Но только скажи: что же это за штука, которую надо делать? То есть хочешь, чтоб я делал? Украшения? Оружие? Что?

— Сейчас не скажу. Сначала дождемся приезда дознавателя. Хотя нет, заготовим, что надо для его приезда, а после начну показывать. Ахнешь. Но учти, делать сначала будешь самые простые вещи, и одновременно учиться. А уж потом…

Заинтригованность есть. Пока этого хватит.

После ужина мой ученик удалился к себе в комнату решать примеры, а я снова взялся за полировку. Кристалл выходил очень приличный (так мне казалось). Не стыдно выставить на продажу. Осталась последняя полировка, ее я решил отложить на завтра. Теперь сходить к Ирине, выяснить, как идут у нее дела. Как оказалось, вовсе неплохо, в активе было уже два литра продукта двойной перегонки, и еще два с половиной литра — одинарной. На всякий случай я проверил качество продукта с помощью горящей лучинки (налил небольшую порцию с тарелку) — горит. На Ирину произвело волшебное действие, она распахнула глаза до отказа и прошептала:

— Горит… Как красиво… И долго так гореть будет?

Ну да, Ира ведь начинающий химик, такого почти бесцветного пламени она сроду не видела.

— Пока весь не сгорит. Этанол можно использовать как топливо, только он дорог.

Кажется, мой престиж еще поднялся, хотя я думал, что вроде и так высок. Судя по взгляду, девчонка принимает меня за ангела небесного. Не уверен, что это хорошо.

Теперь на сон грядущий не худо бы подготовить с полтора десятка примеров на завтра. Этим я и занялся.

Примерно на восьмом примере меня отвлек женский голос — Моаны, как я определил. Судя по интонациям, особо почтенная была близка к тому, чтобы кончить и прилагала все усилия, чтобы сделать это как можно быстрее. Через непродолжительное время ей это удалось.

Пришлось пожать плечами. Она взрослый — более чем! — человек и уж наверное знает, что делает.

Мои примеры уже почти были закончены, когда Моана появилась лично. К моему удивлению, ни малейших следов беспорядка заметно не было — ни в прическе, ни в одежде. Ну если не считать выражения лица.

Мне показалось, она ждет от меня вопроса. Не дождется. Мой расчет оправдался.

— Он спит. Я слегка усыпила его.

— Угу.

Молчание.

— Вы не правы, Профес. Я действительно влюбилась.

Мысленно я возрадовался. В кои-то веки Моана не сумела прочитать меня правильно.

— Представьте себе, я вполне в состоянии влюбиться — даже в моем возрасте.

Я принял это к сведению.

— Он предложил мне выйти за него замуж. Я ответила, что приму это предложение в тот день, когда он станет лиценциатом.

Придется нарушить молчание.

— Помилуйте, Моана, вы оба взрослые люди. Там, откуда я пришел, посчитали бы, что все это — ваше личное дело. Именно такой точки зрения я придерживаюсь.

— И окажетесь неправы. Оно касается вас тоже, равно как и всей команды.

Повеяло скверным ароматом неприятностей.

— Объясните.

— Я вот уже пятнадцать минут как беременна. И намерена выносить и родить ребенка.

Кажется, я начал догадываться, а Моана увидела, что я догадываюсь. Она торопливо добавила:

— У меня было много детей. Просто у нас (она явно собралась добавить нечто, но в последний момент проглотила слово) к детям другое отношение. Связь родителей с детьми рвется быстро… в сравнении с продолжительностью жизни. Не обижайтесь.

Моя мысль почти оформилась.

— Так вы рассчитываете…

— Нет! — слово упало, как тяжелый стальной клинок. — Я не рассчитываю. Я лишь надеюсь.

Вот теперь я понял окончательно. Мне стало жаль эту сильную и умную женщину. Это сколько же раз она пыталась родить ребенка-мага? И помочь ей точно нечем, вот разве что…

— Моана, а вы знаете хоть один случай, когда у мага родился ребенок-маг?

Теперь в ее голосе звучит уважение.

— Вы умеете задавать вопросы. Мне кажется, вы окончили университет, пусть там даже не преподавали магию. В этом, кстати, я не уверена. Так вот: я таких случаев не знаю, но это не доказательство. Родись такой у меня — всеми силами постаралась бы это скрыть. Уязвимость — вы понимаете?

Еще как понимаю.

— И все же, если у магов вообще могут быть дети-маги, то такие случаи должны были бы стать известны. Случайное раскрытие тайны при большом количестве тайн становится высоковероятным событием. А вы, по вашим же собственным словам, о таком не слыхивали. Между прочим, среди магов жизни такая новость разнеслась бы в два счета. Вы ведь обмениваетесь сенсациями по специальности, верно? А это и есть сенсация.

Слово 'сенсация', я разумеется, не знал, но постарался дать описательное значение.

Моана кивнула, но, как мне показалось, еще не осознала, к чему я клоню.

— У вас есть сейчас шанс, пусть и небольшой…

Мне надо быть поосторожнее в словах, иначе ее глаза прожгут во мне дыру.

— …потому что ни вы, ни Сарат в данный момент не маги.

Очень долгое молчание. Я так и сижу за столом, опасаясь произнести хоть слово. Неожиданно Моана встает подходит ко мне, обнимает и целует в щеку. Потом, отстранившись, добавляет с явным кокетством:

— Как маг жизни я обычно прописываю беременным покой и хороший сон.

И исчезает в своей комнате.

Глава 39

Назавтра я возобновил полировку отложенного накануне граната. Все шло хорошо, и кристалл получился вполне себе, но грызло ощущение чего-то нехорошего, что стоит за порогом и пощелкивает зубами.

На горизонте появился дознаватель, о чем, разумеется, доложили. Тут же мы с Сафаром организовали небольшой спектакль. Само собою, я решил не показываться на глаза этому господину. Даже если он не маг (а на то похоже), мне вовсе не нужно, чтобы он заметил выход своих амулетов из строя. Потому я тихо улизнул со сцены. Встреча и все переговоры были поручены Моане.


* * *

(сцена, которую я видеть никак не мог)


— Доброго вам дня, господин дознаватель.

— И вам, особо почтенная. Я приехал, чтобы задать вам и другим людям в доме несколько вопросов.

— С чем связаны эти вопросы?

— С незаконным изготовлением магических предметов.

— (в голосе появляется ледок) Правильно ли я поняла, что вы проводите дознание?

92
Загрузка...

Жанры

Загрузка...