Чертобой. Свои среди Чужих

Автор: Сергей Шкенёв

Год издания: Не указан


Серии:



Рейтинг: (0)

Добавлено: 09.01.2018

Он заслужил почетное прозвище ЧЕРТОБОЙ как лучший охотник за инопланетными тварями, захватившими Землю и превратившими наш мир в кормушку для молодняка. Он не только выжил сам и спас семью во время вторжения, но стал защитником целого поселка, который держит оборону и от космических, и от двуногих хищников. Ведь свои порой хуже Чужих, а озверевшие люди (вернее, нелюди: мародеры, бандиты, людоеды, захватившие власть после краха цивилизации) куда опаснее инопланетного зверья. И его главный бой – не против космических «чертей», а против земных «бесов»…

Оглавление

Автор выражает благодарность литературному форуму «В вихре времен» за помощь и поддержку.

От автора:

...

Я, честно признаться, не кровожадный человек, хотя на некоторых страницах этой книги кровища лужами собирается. Это так, антураж.

И я не верю в наступление Апокалипсиса, во всяком случае – очень не хочу верить. И пусть он лучше произойдет там, в придуманном мной мире, чем однажды проснемся и… Если кто проснется.

А мы будем жить. Ведь мир жив, пока живы его последние защитники. Дай Бог, чтобы наши правнуки не стали даже предпоследними в этой очереди.

С уважением к читателям – автор.

...

Мы всматривались в бездну, бездна всматривалась в нас… а потом она улыбнулась в ответ.

(Из отчета секретной лаборатории по исследованиям бездны)

Пролог

Где-то в глубинах космоса. 22 февраля 2098 года

– Доложите о потерях, товарищ генерал-майор. – Голос командующего Первым Земным Флотом вице-адмирала Александра Николаевича Саргаева был сух и официален. А то, что его подчиненный является младшим братом, на дело никак не влияет.

Командир истребительной группировки коротко кивнул и вывел данные на виртуальный экран. Впрочем, сам он туда не заглядывал, отчитываясь по памяти:

– На дальних подступах к планете противника нас атаковали автоматические станции – пользуясь неизвестными пока технологиями, они оставались незамеченными в поясе астероидов и смогли сделать два залпа.

– Оружие все то же?

– Самонаводящиеся торпеды, импульсные пушки и, скорее всего, что-то электромагнитное. Разобраться не успели, товарищ вице-адмирал… мои орлы разнесли все к чертовой матери до микроскопических обломков, так что инженерам еще придется поломать голову.

– Не отвлекайся. Потери?

– Двадцать две машины. Три экипажа так и не катапультировались.

Александр Николаевич нахмурился. Хоть и привык за долгие восемьдесят лет непрекращающейся войны к тому, что с заданий возвращаются не все, но людей жалко. И не только людей – экипажи истребителей земного флота состояли из человека и зверя. Последние, в силу лучшей реакции и чуть больших способностей к телепатии, почти всегда являлись пилотами. Редкие исключения, такие как сам адмирал или знаменитый Белый Зверь, летавшие в одиночку, лишь подтверждали общее правило.

– Вечная память им, Серега…

Младший брат опять кивнул и продолжил:

– Орбитальные крепости, все двенадцать штук, подавим в ближайшие дни.

– Обещаешь? – Командующий забарабанил пальцами по столешнице.

– Там тупая и безмозглая автоматика. Ты же знаешь, что «хозяева» не любят рисковать собственными задницами.

– Угу, – согласился старший.

Он хорошо помнил мясорубку на самой первой планете, куда земной флот пришел с акцией возмездия. Десант умылся кровью, встретив отчаянное сопротивление, но среди оборонявшихся оказались лишь роботы и боевые машины, пилотируемые клонированными бойцами, из многочисленных колоний противника. И ни одного жителя метрополии… Их так никто и не видел – в мозгах захваченных живыми пленных стоял мощнейший блок, а потом, после бомбардировки, допрашивать стало некого. Земляне ушли на поиски очередного вражеского логова, оставив после себя запекшуюся пустыню.

– Высаживаться, надеюсь, не планируете?

– Чтобы императрица за непослушание уши оборвала?

– Она может… – Вице-адмирал и генерал-майор рассмеялись – старшая сестра не посмотрит на чины и эполеты, они для нее всю жизнь остаются младшими, которых обязательно нужно воспитывать. – Так что никаких десантов.

– А если…

– Постарайся обойтись без «если». Хватит воевать… Не мы начали, но нам эту войну заканчивать.

– Уничтожением противника?

– Врага, Серега… врага!

Земля. Императорская резиденция «Дуброво». 3 августа 2103 года

Молчание иногда говорит больше слов. И чаще всего – откровеннее. Сейчас в нем грусть и горечь, чуточку ослабленные терпким привкусом времени. Грусть и горечь, которые чувствуются на пересохших губах и не смываются маленькими глотками старинного коньяка.

И тишина. Пение жаворонков в выцветшей синеве и стрекотание кузнечиков не нарушают ее, они часть той тишины. Как и ветер, пытающийся нахулиганить, но смущенно стихающий, едва коснувшись третьего стакана на столе – накрытого куском ржаного хлеба.

– Давай, вздрогнули! – Высокая даже в кресле, пожилая, но все еще красивая женщина встала первой. В такт движению качнулась переброшенная через плечо длинная русая коса с заплетенной в нее жемчужной нитью.

– Давай! – согласился седой мужчина с крестообразным шрамом на щеке, сидевший напротив нее, и тоже встал. – Мы помним и любим!

Выпили одновременно, похожими скупыми движениями.

– Сколько же лет прошло, Лен?

– А ты не помнишь?

– Помню, только до сих пор не могу поверить, что давно стал старше.

– Втрое.

– Да.

Опять молчание, только чуть шелестят листья кустов, закрывающих накрытый в саду стол от нескромных взглядов. Солнечные зайчики, пробивающиеся сквозь старые яблони, играют друг с другом в догонялки, перепрыгивая с парадных эполетов седого мужчины на его шашку в потертых ножнах и с простой, без украшений, рукоятью.

– Садись. – Еле слышно скрипнули плетеные кресла. – Ты сам-то как?

– Я писал.

– Писал? – Женщина усмехнулась. – Андрей, это свинство, называть официальные рапорты и доклады письмами.

– Но…

– Молчи! Родной брат, называется. Неужели нельзя черкнуть пару строчек просто о себе? Даже о рождении твоих правнуков узнаю из сети.

– А сама?

– Моя жизнь и так у всех на виду, как на подиуме. Что там может быть нового?

– Так я в прошлом году все рассказывал… и в позапрошлом. Между прочим, меня жена видит реже, чем ты.

– Ругается?

– Пока нет.

– Повезло… а мой ворчит постоянно, да еще ревновать начал.

– Даешь повод?

– С ума сошел? Мы, Саргаи, однолюбы. Тем более – не в моем возрасте давать какие-либо поводы.

– Надо было мужа себе с детства воспитывать.

– Смейся, воспитатель хренов. А кого твоя Танька до пяти лет мамой называла?

– Так война…

– Ага, а у остальных только балы с маскарадами. Кстати, почему Сашке отпуск не даешь?

– Сам не хочет.

– Все ищет последнюю?

– В найденных на кораблях документах четко сказано – четыре планеты.

– И на трех после вашего визита даже в океанах жизни не осталось…

– Предлагаешь вызывать на дуэль?

– Нет, но все же как-то не по себе.

– Стареем, сестренка. Стареем и становимся добрее. Внуки, что ли, так действуют?

– Я похожа на старуху? – Женщина преувеличенно укоризненно покачала головой.

– Ну что вы, Ваше Императорское Величество, даже звезды меркнут перед вашим великолепием.

1
Загрузка...

Жанры

Загрузка...