Выбор пути (СИ)

Рейтинг: (4.27)


Вера Чиркова

Сайт переехал на новый домен bookocean.net. Приносим извинения за неудобство.

Да здесь даже разговаривать стоило осторожно, иначе твари, которым не хватило мяса, начнут карабкаться наверх, и можно было не сомневаться, что вот они-то преодолеют любую преграду.

Кто-то осторожно и молча потянул Весю за рукав, куница оглянулась и рассмотрела как отряд спешно уходит в ту сторону, откуда пришел минуту назад.

Я не пойду… еще билась в голове упрямая мысль, и вскипала жгучая обида, как можно возвратиться, когда зеленый туман все разрастается в той пещере? А крепко стиснувший её руку Берест уже почти тащил жену прочь, и Весе поневоле приходилось переставлять ноги. Не должна хорошая жена перечить мужу… это сотни раз на разные лады повторяли домочадцы клана куницы, и еле слышно добавляли, особенно, если он не глуп, не труслив и не суматошлив. А её Дест очень смел, рассудителен и осмотрителен… так почему же не хочет понять, как трудно уйти целителю от тех, кого он уже считает своими пациентами?

– Ну что ты сопишь так обиженно, солнышко моё? – внезапно остановившись, поймал ее в кольцо рук ястреб, – не бросаем мы их. Нужно искать другой путь.

– Сама понимаю… но ведь назад идём! – Еле слышно выдохнула куница, сразу поверив и его словам и ему самому. Ведь знала же… ее дикий ястреб не способен бросить людей в беде, так чего всполошилась?

– Маги посоветоваться хотят… – целуя жену, так же шепотом объяснил княжич, – идём.

Чародеи обнаружились в небольшом закутке, мимо которого они прошли несколько минут назад, и только теперь Веся разглядела его внимательнее. Судя по сохранившейся резьбе на одной стороне овальной арки, это тоже была когда-то комната или лаборатория.

– Тут была малая оранжерея, – печально гладя ладонью полусколотые завитки, пояснил Филитий, и, с внезапно прорвавшейся ненавистью добавил, – пока этого не видишь – трудно понять, как он был злобен и туп, несмотря на одарённость. Ведь он не просто завалил залы камнями, он сначала их разрушил, срубил тонкую резьбу, снял со стен и потолков камни… Раньше здесь было светло как днем, везде росли и цвели необычные растения и пахло, как весной в саду… так написано в книгах, сам я родился много позднее. Но так мечтал пройти по этой лестнице… – он смолк, вздохнул, и совсем другим, сухим голосом сообщил, – Эвеста, есть только два пути спуститься вниз, к Тирою. По веревке, или на твоем фантоме. И решать тебе.

– Да какие могут быть сомнения, – не раздумывая и секунды, выпалила куница, – конечно, на фантоме. Он перенесет нас быстро, и безопасно. А почему ты еще там этого не предложил?

– Хотел все спокойно обдумать но боялся, чтоб не услышали крысы, – честно сказал магистр, – я должен предупредить тебя, теперь, когда куска лестницы нет, вернуться оттуда будет очень трудно. Мы на всякий случай привяжем тут веревки, Лавор уже этим занимается. Но подниматься между острых осколков намного тяжелее, чем спускаться.

– Лишь бы они были еще живы… – оглянулась на темный провал Веся, – ну, вы готовы? Бор, перетащи нас ко входу в ту пещеру, где лежит Тирой, но не ставь в зеленый туман, найди чистое место неподалеку.

Глава вторая

В том, что слова «чистое место» она сама и ее фантом понимают по-разному, Веся убедилась уже через несколько секунд, когда снова слившийся в одно огромное создание Бор подхватил их сиреневым вихрем и высадил на огромный гладкий обломок скалы, рухнувший откуда-то сверху и явно бывший в древности полом торжественного зала. На нем даже сохранились остатки медных штырей, державших когда-то дубовые плахи. Все остальное исчезло, как начинала подозревать княжна, в пастях прожорливых крыс.

А еще этот осколок возвышался на два человеческих роста выше входа пещеры, где клубился заметно распухший туман, и немного в стороне от нее. Зато тут гулял ветерок. Очень слабый, почти неощутимый, и они наверняка не заметили бы его, если не длинные, слоистые языки сдуваемого в сторону тумана.

– Ветерок – это очень хорошо, – почти счастливо улыбался Филитий, – это просто замечательно…

Больше он ничего не объяснил, нахмурился и усиленно замахал руками, что-то тихо бормоча себе под нос.

И почти сразу ветер стал заметнее, потянул холодком по усталым лицам, принося с собой запах плесени и запустенья, какой бывает только в давно нетопленных брошенных домах или забытых много лет назад потайных ходах.

Новый вопрос родился в голове куницы, но она прикусила язычок, боясь помешать работе магистра. Что-то почувствовал не отпускавший жену Берест, встревоженно заглянул в ее лицо, и мрачно усмехнулся. Снова, как и в ту еще недавнюю, но уже такую далекую ночь ему так хочется содрать с нее очки и маску и зацеловать милое лицо, и снова ни в коей мере нельзя этого делать.

– Это не яд, – вытирая со лба пот, пробормотал вдруг магистр, – мне не удается его выдвинуть из пещеры. Оно сопротивляется… и вообще по ощущениям похоже на простейшего фантома… но таких огромных фантомов не бывает.

– Когда имеешь дело с шаманом, – хмуро буркнул Лавор, – нужно забыть слово – «не бывает». Раньше я бы не поверил рассказам о крысах, грызущих камни, как сухари.

Веся отлично понимала, почему они говорят о пустяках, когда нужно искать пути, как помочь собратьям. Значит, уже все обдумали и уверены, такого способа просто нет. А снова воспользоваться Бором не предлагают по двум причинам, во первых он собственность Веси, а во вторых и это главное, единственная надежда на спасение.

– Бор, – немедленно приказала куница, и едва фантом завис перед нею, крепче стиснула губы, создание стало на треть меньше. Переноска магов очень быстро съела его запасы, но теперь уже считаться с этим не приходилось, – мигом неси сюда Тироя и остальных. Бери всех разом и старайся не коснуться зелени.

Маги выслушали ее приказ молча, но почти одновременно полезли в карманы и пояса за оружием и амулетами.

– Нужно было сразу поднимать их наверх, – огорчённо выдохнул Терен, но на него никто даже не оглянулся.

Задним-то умом все крепки, а четверть часа назад самым правильным казалось немного сберечь силы фантома… на крайний случай.

Бор летел тяжело, как раненая птица, бледнея на глазах, и казалось, не дотянет до хозяйки. Маги дружной толпой ринулись ему навстречу, вцепились в пострадавших, втаскивая их на обломок и короткими заклинаньями сбивая с ног и одежды спасенных тянувшиеся следом языки тумана. Крепко воняющие болотом и неожиданно липкие, словно крыжовенный кисель, зеленые лохмотья съеживались под ударами огненных клинков и молний, шипели как живые и плевались ядовито-зеленой пеной.

Их постарались дожечь как можно быстрее, затем Филитий создал ветер, унесший подальше жирный пепел и вонь. Но Веся ничего этого уже не видела, она стояла на коленях перед брошенными небрежной кучкой пациентами и торопливо добавляла своей силы фантомам магистров, сжавшимся в крохотные горошинки. Куда чародеи выкачали из них магию, целительница собиралась спросить потом, когда они смогут отвечать, а пока просто проверяла одного за другим, ища раны. Но нашлись только странные, похожие на алхимические, ожоги, в тех местах, где зелёный туман прикасался к оголенной коже рук.

3
Загрузка...

Жанры

Загрузка...