Тот самый остров

Рейтинг: (5)


Юрий Завражный


FIVE


Недолго думая, мы спустили тузик. Всё говорило о том, что остров необитаем: во-первых, на восточном берегу, вдоль которого мы шли, не было видно ни одного домика, а во-вторых, в противном случае такую идеальную якорную стоянку непременно оккупировала бы флотилия яхт, здесь была бы отличная марина со всей положенной инфраструктурой. Ничего этого не было, и по всему выходило, что мы с Мэг здесь одни. Ах, да, ещё Данни. Собаку мы посадили в тузик, вставили вёсла, и я погрёб прямиком к пляжу. За корвет мы не беспокоились — что с ним может произойти? Погода отличная, прилив-отлив невысокие, фута три, не больше — это легко вычислить, посмотрев на линию уреза воды и прибрежные скалы. Никуда «Отчаянный» не денется за ту пару часиков, которые мы посвятим осмотру прибрежного леса и… ну, может быть, ещё кое-чему. Неплохо было бы найти ручей, что-бы набрать пресной воды — и ручей тут же обнаружился, он впадал в бухту прямо на север от нас. Да и на вершину какую-нибудь залезть тоже не мешало бы —посмотреть на остров сверху и (желательно) заглянуть за горизонт. Если «купол» позволит… и тут я сразу вспомнил про «купол». Что же это за чертовщина такая, в конце концов, дьявол её раздери? Мэг сказала:

— Представляешь — выходим мы на берег, а там табличка: «Остров... э-э... Семи Черепов, Великобритания»...

—Ага, – говорю я, — и чуть ниже: «Вход — три фунта стерлингов», хе-хе.

Вода за бортом туза выглядела хрустальной — чистая, прозрачная, она прямо звала выкупаться. Мэгги зачерпнула ладонь и отёрла лицо, потом ещё раз — и брызнула на меня. Я бросил вёсла, и мы, выпрыгнув за борт, начали плескаться в трёх саженях от берега. Воды было по пояс; Данни оглушительно лаял с тузика и отчаянно вилял хвостом, а потом взвизгнул и прыгнул к нам, но поплыл мимо нас прямо к пляжу. Хохоча, я ухватил фалинь и потащил тузик вслед за псом. Мэг старательно мне мешала: ставила подножки, хватала за руки, цеплялась, брызгалась и всё такое. Было весело.

Едва Данни выскочил на песок, он побежал по пляжу вправо и принялся возбуждённо носиться по кругу, что-то старательно вынюхивая. Потом спаниель звонко залаял и рванул прямо в лес, как торпедный катер. Густая зелень тут же поглотила его. Мы с Мэг на секунду оторопели, но тут же решили, что пёс просто соскучился по живой природе и вернётся, когда набегается. Озорное настроение снова вернулось к нам. Мэг обняла меня, крепко поцеловала и подножкой повалила на песок. Не скажу, что я особенно сопротивлялся… в общем, о цели высадки на берег мы вспомнили, мягко скажем, не сразу. Мы валялись на горячем песке, потом рассматривали панцирь большой черепахи-логгерхэда — словом, наслаждались сушей, как это делает любой сошедший на берег моряк. И лишь через час спохватились, вспомнив, что открываем неведомый остров.

Оттащив тузик футов на десять от уреза воды, мы двинулись вслед за Данни. Мэг несколько раз громко звала пса, но безрезультатно. Мы пошли вдоль ручья — точнее, небольшой речушки. Заросли оказались не такими уж и густыми; мной снова овладело веселье, поэтому я, дурачась, вспомнил детство, в котором мечтал очутиться на необитаемом острове с пиратами, и громко заорал на весь лес:


Пятнадцать человек!!! На сундук мертвеца!!!

Йо-хо-хо!!! И бутылка рому!!!


Мэгги ошалело посмотрела на меня… и вдруг я остановился, как вкопанный. Всё неожиданно встало на свои места. Детство, книжки про индейцев и пиратов, это странное дежавю несколько раз подряд, три горы, торчащие из глубины острова, коса и островок в южной бухте… Нет! Не в южной бухте, а в Южной бухте!!! Я замер, вытаращив глаза в никуда. Я понял, что я спятил. Или только начинаю сходить с ума... Уставился на Мэг и говорю:

— Помоги мне. Ведь этого не может быть!

А до неё ещё не дошло:

— Чего не может быть, Си-Джей? Объясни!

Я помотал головой, словно это могло помочь сбросить узы обуявшего меня кошмара. Согласитесь, сэр, есть на свете вещи, которых не может быть в принципе. Ну, например… вот выходите вы из дома, а навстречу идёт… ну, допустим, король Лир. Тот самый. Живой. Литературный герой. Персонаж. Из книги! И — вот он, пожалуйста. Можно с ним поздороваться, корону потрогать, в паспорт заглянуть; можно пригласить его выпить по стаканчику… кстати, вы не возражаете? Я тоже. Как вы сказали? А что это значит — «по чуть-чуть»? М-м… ну, конечно. То есть не до самых краёв? Замечательно… уф. Ну так вот, и что вы тогда скажете? Вот и я — стою, а у меня всё плывёт перед глазами. Я и говорю тогда:

— Мэг, давай-ка вернёмся на корвет. Нам надо срочно кое-что серьёзно обсудить.

Мэг удивилась:

— На корвет? Зачем? А Данни?

Тут меня разозлило:

— Да никуда не денется твой Данни! Побегает и вернётся! Что он, дурак, что ли? Вот увидишь — жрать захочет и придёт на берег. Пошли.

И мы повернули назад к пляжу вдоль заболоченного берега речушки. Ну да, болото... Оно и должно здесь быть, всё правильно. Весь путь к корвету я молчал и только сопел в такт шагам. Я не глядел на Мэг, но чувствовал, что она поглядывает на меня тревожно. Единственное, что я сказал, было: «Подай мне вёсла». Мэг, конечно, ничего не понимала. Если честно, я сам — тоже.

В салоне я усадил Мэгги за стол и кинулся было к ноутбуку, но вспомнил, что мы остались без электричества, а батарея в нём давно села. Тогда я полез на книжную полку, вот сюда — я точно знал, что именно хочу найти. Я взял вот эту самую книжку и вынул из её страниц сложенный вчетверо лист бумаги. Вот этот. Да-да, отпечатано с плохим разрешением на струйном принтере — в каком-то Интернет-кафе примерно год назад. Кажется, в Сиднее или Окленде, не помню... Где-то там. Неважно.

Мэгги тупо уставилась на лист:

— Что это?

Я говорю:

— Карта, мадемуазель. Всего-навсего карта.

Она не поняла:

— Карта чего?

— Да острова же, медуза в глотку! Этого самого острова!!!



Я был просто возмущён её непонятливостью, но ещё больше меня бесил факт, что через полминуты мне придётся ей объяснять, как такое может быть, и я просто-напросто не сумею это сделать. Да и кто бы смог? Я ткнул пальцем в южную бухту острова:

— Видишь? Мы — здесь.

Она:

— Откуда это?

Я уже начал терять терпение:

— Нет, Мэгги, смотри внимательней. Вот три горы – Фок-мачта, Грот-мачта и Бизань-мачта…

— Здесь нет горы Грот-мачта.

— Да, правильно. Нет. Её другое название — Подзорная Труба. Видишь?

Мэг посмотрела мне прямо в глаза:

— Ты с ума сошёл...

Ну, вот и диагноз. Большое спасибо!

— А ты?

Мэг захлопала ресницами. Она тоже всё поняла — ведь это была и её любимая книга тоже. Ну… одна из самых любимых. Я изо всех сил постарался взять себя в руки и сказал как мог мягче (хотя сердце колотилось, как паровой молот):

18
Загрузка...

Жанры

Загрузка...