Выйти замуж и влюбиться

Рейтинг: (4)


Джулия Джеймс

Лин колебалась. Ей это не понравилось, но она подумала, что вряд ли стоило сейчас выражать недовольство. Скрепя сердце она позволила женщине забрать у нее Джорджи.

— А потом я привезу его домой, — сказала та с улыбкой, которая показалась Лин слегка надменной.

— Не надо. Я подожду здесь, — ответила Лин.

Она пошла в сад и села на скамейку. Несмотря на теплый день, ее начало знобить. Было ясно, что Тимон, вернувшись домой, хотел, чтобы все здесь подчинялись его приказам.

Хорошо, она подождет до свадьбы, когда проблема с забастовкой будет уже решена. И тогда они все вместе обсудят полномочия няни. Но сейчас, когда Анатоль был связан по рукам и ногам угрозой забастовки, которая может обойтись компании в миллионы, не стоило беспокоить его еще и домашними проблемами.

Она уцепилась за это решение, но ее беспокоило и другое. Сможет ли Анатоль вернуться обратно, чтобы успеть к свадьбе? И будет ли у них теперь медовый месяц?

В любом случае их свадьба не будет пышной — простая гражданская регистрация. Поскольку обе стороны знали, что так или иначе, но все это кончится разводом. К тому же Тимон и Анатоль все еще находились в трауре по Маркосу, так что большую свадьбу было бы устраивать неэтично. В конце концов Лин удалось себя убедить, что если даже свадьбу придется отложить, то все будет хорошо. Анатоль разберется с проблемой в Фессалониках и вернется домой. А потом они все-таки поженятся.

Но при мысли о том, что будет дальше, она снова почувствовала озноб. Ей не хотелось даже думать о том, что потом Анатоль все-таки разведется с ней, и они заключат соглашение об опекунстве над Джорджи.

Как культурные люди.

Такие холодные слова, не имеющего никакого отношения к страсти, вспыхнувшей между ними! Если бы этот брак был заключен не только ради Джорджи…

Но она не должна была надеяться на это!

Как бы она этого ни хотела…

Глава 10

На следующий день Лин проснулась от плача Джорджи. Она долго не могла его успокоить, потому что и сама была подавлена. Кое-как она дотянула до середины дня, подавляя желание позвонить Анатолю. А потом отправила ему бодрое сообщение, что с ними все в порядке, не упомянув ни о своем настроении, ни о капризах малыша. После обеда она была уже рада отправиться на виллу к Тимону, надеясь, что это отвлечет Джорджи и он перестанет капризничать. Она решила, что, возможно, у него начали резаться зубы.

Она пошла длинной дорогой по берегу, потому что прогулки вдоль моря всегда поднимали ей настроение.

У дверей виллы ее встретила няня, но вместо того, чтобы забрать Джорджи, она сказала:

— Господин Петранакос хотел бы, чтобы вы зашли к нему одна, без ребенка.

Лин была удивлена и слегка встревожена. Она терялась в догадках, зачем он хочет видеть ее. Скорее всего, это имело отношение к свадьбе.

О, только бы он не сказал, что свадьба откладывается из-за событий в Фессалониках!

Потом вздохнула. Ну что ж, если даже свадьбу придется отложить, значит, так этому и быть. Анатолю и без того сейчас нелегко.

Она предупредила няню, что Джорджи сегодня немного капризничает, и, получив в ответ снисходительную улыбку, пошла за горничной, которая провела ее к Тимону. Он был в гостиной — в огромной комнате с таким же пышным декором, как и столовая. Лин находила этот интерьер слишком вычурным, но понимала, что этот вышедший из моды стиль соответствует вкусам владельца дома.

Когда она вошла, Тимон сидел за столом, просматривая лежащие перед ним документы.

Он молча смерил ее пронизывающим взглядом, и сердце ее забилось.

Что могло случиться?

— Что-то с Анатолем? — услышала она свой голос словно со стороны.

Неужели с ним могло что-то случиться во время этой ужасной забастовки? Какое-то столкновение и он ранен?

— Да, что-то с Анатолем, — с ужасом услышала она слова Тимона. — Анатоль свободен, наконец свободен от вас, леди!

Она ошеломленно посмотрела на него.

— Что вы имеете в виду? — едва смогла она выговорить.

— То, что я и сказал! — Он очень зло посмотрел на нее. — Вы как будто мне не верите? А придется! Неужели вы действительно думали, что я позволил бы ему попасть в ваши сети?

— Я… я… не понимаю, — повторила Лин.

Что же случилось? Боже, что случилось? Она чувствовала, что земля словно уходит у нее из-под ног.

— Знайте, что с вашими мечтами стать миссис Телонидис покончено! Покончено навсегда!

Боль разрывала ее на части. Она хотела ответить ему что-то, но словно онемела и не могла произнести ни слова.

Тимон заговорил снова, его тон был жестким, осуждающим:

— Вы думали, что сможете заполучить его при помощи Джорджи! Устроить себе легкую и обеспеченную жизнь, на которую вы не имели никакого права! Сначала свадьба, потом выгодный развод — и вуаля!

— Анатоль сам предложил мне выйти за него замуж, это была его идея, не моя! Он сказал, что так будет проще усыновить Джорджи. Я согласилась ради Джорджи! — Лин пыталась защищаться, пыталась отстоять свою позицию перед этой внезапной атакой.

Лицо Тимона исказилось от гнева.

— Ради собственной выгоды!

— Нет! — в отчаянии воскликнула она. — Это не так!

— Но сейчас Джорджи здесь, на родине его отца, и что бы ни вякали ваши английские бюрократы, ни один суд Греции не позволит вам увезти его отсюда. Ни один суд не заберет у меня моего правнука! — продолжал Тимон, глядя на Лин с нескрываемой злобой. — Что же касается вас, то знайте, что все ваши планы рухнули! Неужели вы думали, что только потому, что вы оказались в его постели, Анатоль действительно собирается на вас жениться? Все это лишь для того, чтобы вы были покладистой и согласились привезти ребенка Маркоса сюда, в Грецию! И это удалось ему как нельзя лучше!

— Нет! Я не верю вам! — Лин зажала руками уши, словно желая защитить себя от этих грязных слов.

— Куда вы денетесь? Вам придется поверить! И это справедливое наказание за всю вашу ложь!

— Какую ложь? — спросила она срывающимся голосом.

— Неужели вы думали, что я не захотел узнать о прошлом женщины, которая встала между мной и моим правнуком? Разумеется, я это сделал. И насколько же я оказался прав!

Лин смотрела на лист бумаги в его руке. Она увидела заголовок, название детективной фирмы и свое имя…

— Вы не понимаете, — еле слышно проговорила она.

— Да я прекрасно все понимаю! — Он бросил лист бумаги на стол.

Лин заставила себя поднять голову и встретить взгляд его темных злых глаз.

— Вы уже сказали Анатолю?

Сейчас это беспокоило ее больше всего.

— А вы как думали? — воскликнул он.

— Я могу объяснить… — начала она, но он не дал ей договорить.

— Какой смысл что-то объяснять? Вы лгали Анатолю, а теперь вы попались! И поделом! Вы никогда не удовлетворите свои амбиции! Вы не выйдете замуж за моего внука, чтобы обеспечить себе шикарную жизнь! И не сможете использовать для этой цели моего правнука! Итак, — его взгляд был полон презрения и ненависти, — с вашими планами покончено! — Он протянул ей еще какой-то документ. — Вот смотрите, это доказательство того, что у вас ничего не вышло!

25
Загрузка...

Жанры

Загрузка...