Белый мусор (СИ)

Рейтинг: (1)


Максим Лагно

Я приложила к ней свою ладошку — обхватить его ладонь хотя бы кончиками пальцев было не реально.

— Слышал об успехах банды Жизель. Захотел с тобой познакомиться. Заодно привёз твоего друга. Говорит, давно тебя ищет.

— У меня нет друзей.

— Ай, ай, как тебе не стыдно! — раздался из автобуса голос, усиленный громкоговорителем. Из дверей вышел Дель Фин. — Я знаю тебя с самого рождения!

Моим первым порывом было выхватить саблю и рубануть негодяя. Остановила мысль, что Дель Фин враг Клода, но не мой. Хотя его привычка использовать звук раздражала.

Дель Фин убавил громкость динамика:

— Наедине надо поболтать.

Двунадесять отошёл к выживанцам, позволил им потрогать свои нарывы. Я и Дель Фин скрылись в палатке.


— Пришёл поговорить об артефактах, что вы нашли в Бретань Нуво. Мне рассказали, что у тебя есть одну древняя вещица…

Я кивнула. Достала из вещмешка президентский ординатёр-табло:

— Нашла в добедовом бункере в Неудоби.

Дель Фин недоверчиво посмотрел на простенькое табло:

— Что-то не верится, что ради него вы полезли в ад.

— Это была не инициатива, а заказ.

— От кого?

— Патрик Паск, типа, старший техноархеолог Историко-Технологического музея имени Георгия Фуке.

— Седой, с военной выправкой? Ага, директор он. Хранитель древностей. Он агент Имперской Канцелярии. Бригадный генерал.

— Ого… Думаю, именно это табло он и искал.

— А ты умыкнула? Молодец.

— Думала сама разобраться в тайне, да так и забросила. Оно даже не включается.

— Я знаю людей, которые разбираются в древней электронике, — быстро сказал Дель Фин.

— А мне какая выгода?

Дель Фин не сразу ответил. Пытался разыграть передо мной сцену глубокого размышления. Посылал задумчивые взгляды, будто решал, стоит ли доверить тайну.

— Кончай кривляться. Хреновый ты актёр. Хоть и негрянин.

Дель Фин проглотил обиду. Понизил голос до шёпота:

— Ханаат знает, что в бункере была информация о чём-то важном. Думаю, это связано с древними военными технологиями. Добедовые люди знали толк в разрушениях.

— Австралийцы тоже хотят получить информацию?

Дель Фин кивнул:

— Технология поменяет расклад сил в пользу того, кто ею владеет. Вообще-то, юридически эта инфа принадлежит австралийцам. Историки утверждают, что переселенцы из Америки плыли именно в Австралию.

— Даже если так, то я патриотка. Отнесу табло Патрику Паску. Империя — это сила.

— Империя — это говно. Как они поступили с тобой? Отправили в ссылку к выживанцам. А ведь ты такая же наследница Эскадрона, как и Клод.

— Предположим, ты прав. Хрен с ней, с Империей. Но зачем отдавать технологию Ханаату? Давай, загоним австралийцам?

Дель Фин махнул рукой:

— Как ты собираешься с ними контактировать, если они никогда ни с кем не общаются? Многие жители материка считают, что нет никаких австралийцев. Что правительство придумало врага, чтоб повысить военные налоги. Кроме того, если австралийцы захотят что-то взять, они это возьмут без спроса.

— Ну, с нами, положим, это не получилось…

Я вертела ординатёр-табло в руках и ходила по палатке. Предложение Дель Фина показалось неожиданно интересным. Вот оно, долгожданное Большое Дело. Нравился межгосударственный масштаб предприятия. Не без гордости подумала, что сам Клод не осмелился расследовать истинную цель миссии в Бретань Нуво.

— Хорошо, — сказала я, — но мне нельзя появляться в Империи. После всех преступлений, что я совершила в Санитарном Домене и… и в провинции…

Дель Фин ухмыльнулся:

— Мне тоже.

— Слишком шумный?

— После теракта в Нагорной, стали шерстить всех пэвэкашников, кто сотрудничал с Ханаатом. Вплыли мои кое-какие делишки. Так что поедем в Ханаат, красотка, у меня там есть связи. Да и в электронике они разбираются лучше имперцев.

— Тогда мои условия: никакой сделки с кем-либо, пока я не узнаю, какого рода информация на табло. Технологии, карта сокровищ или сборник древних боевых гимнов, мне без разницы, но я хочу знать. Прибыль делим семьдесят на тридцать процентов. Тебе — тридцать.

Дель Фин врубил динамик и проорал:

— Пятьдесят на пятьдесят!

Я выхватила саблю из ножен и приставила к его горлу:

— Нет. И в моём присутствии никогда не включай свой матюгальник, ясно?

— Тогда завтра выдвигаемся?

— У меня кое-какие незавершённые дела.

Дель Фин недовольно покрутил ручку громкости:

— Какие могут быть дела, когда у нас в руках судьба мира?

Вложила саблю в ножны и оценивающе посмотрела на Дель Фина:

— Моё дело в том, чтоб доставить Клоду как можно больше неприятностей.

Дель Фин оживился:

— О, партнёр, я в деле!

— Зови Двунадесять, пусть тоже примет участие.

Глава 47. Пушка или батут?

Идея досадить Клоду и его хвалёному Эскадрону была ясна и трудноосуществима, как все ясные идеи.

На службе в Эскадроне я несколько раз участвовала в сопровождении грузов ТорФло (Торгового Флота Империи) или частных перевозчиков, опасающихся нападения конкурентов. Скучные охранные миссии были обязанностью не только рядового состава, многие офицеры стояли в ротационном списке для несения караула на поездах, конвоях и дирижаблях клиентов.

Именно охранная деятельность приносила Эскадрону большую часть прибыли, а не увлекательные миссии по добыче секретных данных из древних лабораторий или нейтрализации проханаатского террористического подполья в Нагорной Монтани. Эти приключения Клод исполнял сам, набирая в боевую группу лучших людей Эскадрона.

Задумав осуществить первый в истории набег (точнее — налёт) сухопутных выживанцев на дирижабль, я столкнулась с таким количеством неразрешимых проблем, что оставила бы затею, если бы не помощь Двунадесять.

— Для начала запомни первое, — сказал он мне. — В классификации воздушных судов Империи «дирижаблями» принято называть военные или пассажирские суда. Грузовые или строительные называют «аэронефы».

— Да какая разница?

— Правильная терминология помогает точнее очерчивать цели и намерения.

Казалось нет на свете предмета, о котором Двунадесять не имел бы энциклопедических знаний. Наперечёт знал все типы аэронефов торгового флота Империи и Ханаата. Знал скоростные характеристики, типы двигателей и количество обслуживающего персонала. Мог рассказать про грузоподъёмность каждой флотской единицы и годы модернизации устаревших моделей. С закрытыми глазами мог начертить на карте сеть авиадромов, причём не только гражданских, но и секретных военных.

— Эй, если ты всё знаешь, почему сам не додумался спланировать операцию?

Двунадесять сокрушённо покрутил гигантской башкой:

42
Загрузка...

Жанры

Загрузка...