Белый мусор (СИ)

Рейтинг: (1)


Максим Лагно

885 год. Поражение без победы

Жерар Кириленко уговаривает Генриха Дворковича на подготовку новой военной кампании по присоединению Нагорной Монтани, где маятник снова качнулся в сторону лагеря, желающего присоединения к Империи.

Происходит сражение у озера Тау-Куль в Нагорной Монтани. Армия Империи Ру́сси, с присоединившимся к ней монтаньским народным ополчением, сталкивается с пятьюдесятью родовыми тюменами Ханаата, чтоб потерпеть позорное поражение.

Выясняется, что имперцы воюют хуже. Оставив Нагорную Монтань, остатки разбитой армии Генриха Дворковича поспешно отступают, преследуемые Ханаатом.

Историки сходятся во мнении, что если бы Ханаат выслал на противостояние не пятьдесят тюменов, а всю армию, то Империя не смогла бы сдержать натиск и была бы покорена. К счастью, ханаатские генералы и не знали, что разбили всю армию Империи. Полагали, что это была только её часть.

Оставив идею подчинения Нагорной Монтани, Генрих Дворкович спешно начинает переподготовку солдат. Именно тогда происходит знаменитая «реформа Генриха». Умный император (по мне — так самый умный из всех) вместо того, чтоб пойти на поводу у советников и увеличить количество войск, наоборот уменьшает армию более чем наполовину.

886–897 годы. ПэВэКашки

Выходит Военный Указ № 2, в котором прописывается идея о разрешении создавать частные армии, которые чуть позже станут называться Приватные военные Компании. ПВК или пэвэкашки.

Вместо одной неповоротливой армии, подчиняющейся одному военачальнику, который не всегда бывает гением военной мысли, Империя получает десяток армий, каждую из которых возглавляет опытный командан.

На первых порах императорская казна поддерживает Приватные Военные Компании, безвозмездно раздавая военную технику и снаряжение из расформированных дивизий ИА (Императорской Армии). Саму ИА переименовывают в Императорскую Гвардию. Теперь её основная задача обеспечивать охрану императора и семьи.

В мирное время пэвэкашки не подчиняются никому, кроме команданов и действуют как хотят в рамках законов. Эти законы специально меняются под них. Разрешается силовая конкуренция. ПВК начинают воевать между собой в интересах клиентов, постоянно нарабатывая боевой опыт.

* * *

Хм, признаюсь, интересно было взглянуть на историю с позиций человека, не разделяющего патриотический психоз всех военных. Опять же, история создания пэвэкашек приобретала иные подробности. Менее героические, более естественные, по сути — экономические.

Теперь понятно, почему ни Клод, ни Антуан не стали бы читать Прыткого Шарля, ведь по его теории создание Приватных Военных Компании результат военного поражения.

Дель Фин давно уснул. Поймала себя на том, что хотела бы его разбудить и поделиться своими мыслями, как с другом. Было бы интересно его мнение!

Глава 59. Мо Рат из Чи Кента

Клод несколько раз бывал в Чи Кенте. Обычно это были семинары и симпозиумы военных по обмену опытом. По крайней мере, так они назывались. На самом деле, военные обеих сторон хвастались победами друг над другом.

Например, Клод выступал с докладом о нейтрализации в Нагорной Монтани террористической группировки, которую поддерживал Ханаат. Показывал снимки мёртвых боевиков. Ханаатцы с негодованием узнавали погибших товарищей. В ответ выступал хишиг-полковник с ситуационным анализом похожей операции. На снимках имперцы видели уже трупы своих боевых товарищей.

Противостояние двух государств продолжалось на уровне презентаций.

Для меня открылась другая сторона этого города. Несмотря на свой генетический патриотизм, я призналась, что архитектура в Ханаате веселее. Здания в Моску — однообразные белые коробки с золотистыми крышами, которые различались между собой количеством пристроек.

Ханаатские строения пестрили слепящей световой раскраской и сложными формами с многочисленными ступенчатыми надстройками и цветными колоннами. Ханаатские зодчие не ленились украшать стены и колонны узорами и рельефными скульптурами.

Дель Фин имел в Ханаате обширные связи среди военных главарей. В отличие от Империя Ру́сси в Ханаате не было приватных военных компаний. Их заменяли «тюмены», войска, состоящие под управлением какого-либо знатного рода. А так как все ханаатцы считали себя потомками знатных родов, то недостатка в солдатах не было.

В оружейной кладовой одного из тюменов Дель Фин раздобыл автоматы и военное снаряжение. В отличие от Империи Ру́сси, где огнестрел могли носить все у кого хватало на него денег, в Ханаате даже те, кто имели право на ношение, обязаны перемещать оружие в чехлах.

Ещё я отметила, что местные безразличны к чужеземцам. Если имперцы встречали в метро ханаатца, то могли посмеяться над ним и обругать, особенно если тот не понимал языка.

В переполненном вагоне чи-кентского метро ханаатцы безучастно скользили взглядами по мне и Дель Фину. Редко удавалось отметить, что кто-то любуется моей красотой или экзотическим цветом кожи моего спутника. В Чи-Кенте негрян было мало, в небольших количествах они проживали в зависимых от Ханаата городах-государствах Санглар и Накхон. Эту незаинтересованность в чужой внешности можно было принять за почти доброжелательность.

— Чи Кент шикарен, — сказала я Дель Фину. — А наша пресса утверждает, что ханаатцы свирепые варвары, как выживанцы.

— Наша пресса похожа на мою систему звукового доминирования: заглушает ненужную Империи правду.

Мы вышли из метро в далёком от центра районе города. Улицы здесь грязнее, дома ниже, а люди испытывали больше интереса к пришельцам. Несколько раз к нам подходили с вопросами. Знание языка вероятного противника не было сильной стороной Клода, а значит и моей. Я только мычала и дружелюбно улыбалась. Дель Фин отвечал им бегло и грубо.

Остановились возле здания, на крыше которого вращался многометровый макет ординатёра ханаатской конструкции. Кнопки с иероглифами на клавиатуре сами собой нажимались и высвечивались на экране, складываясь в надпись. Иероглифы слова «магазин» я знала.

Дель Фин уверенно постучал в дверь чёрного входа. Открыл парень в оранжевом комбинезоне. У него были узкие глаза ханаатца, но светлые волосы, как у многих в Империи Ру́сси.

— Чiсто? — спросил он с акцентом жителя Нагорной Монтани, где два языка перемешались, почти превратившись в третий.

— Несколько часов в метро катались. Слежки не заметили, — ответил Дель Фин.

Прошли внутрь здания. На первом этаже был магазин электроники. Между прилавков ходили люди, выбирали технику, слушали консультантов. На втором — обширное помещение заставленное деталями и коробками.

— Мо Рат, — представился парень и пожал мне руку. — Ну, поқазывай, что сломалось?

56
Загрузка...

Жанры

Загрузка...