Любовь не продаётся

Автор: Слава Доронина

Год издания: Не указан


Серии:




Рейтинг: (0)

Добавлено: 31.07.2020

Спасая прекрасную незнакомку и её маленького ребёнка от пьяных отморозков, я даже и подумать не мог, какой катастрофой это обернётся. С виду хрупкая и беззащитная девушка с большими бездонными глазами оказалась развратной танцовщицей в местном клубе, а моё предложение о помощи закончилось звонкой пощёчиной. Раньше я чётко знал: в этом мире всё покупается и продаётся, достаточно лишь озвучить ценник. Но так ли это на самом деле?

Оглавление

1 глава. Евгения

В аудитории стояла невыносимая духота, створки старых окон были настежь распахнуты, но воздух пробирался горячий, удушающий. Я выводила ручкой на листе замысловатые фигуры и знаки — делала вид, что слушаю преподавателя и заношу его слова в конспект, а на деле витала где-то в другом измерении. Если бы не пекло, какое настигло нас в середине мая, то легко можно было бы перенестись в мир грез. А так эта жара была отрезвляющим, нет — удушающим пинком реальности. Ни мечтать, ни думать ни о чем не хотелось.

— Итак, на сегодня все, — прозвучало как клич победы из уст преподавателя — ухоженной в годах женщины с пучком на голове, похожим на воронье гнездо.

— В такую жару, если в эту воронку кинуть тлеющую спичку, она моментально вспыхнет как свечка, — смеялись парни, что сидели за моей спиной.

У них в отличие от меня еще хватало сил на юмор, правда, больше тот напоминал черный. Ухмыльнувшись недалекой и глупой шутке, я побросала тетради и ручку в сумку и поспешила выйти из душного помещения. Не то у меня точно мозги сплавятся до их состояния и маразма, и я тоже начну нести всякую чепуху.

Колледж, в котором я заканчивала последний курс исторического факультета был нищ, как и большинство учебных заведений, оставшихся на государственном попечении. Сплит системы, кондиционеры и прочая роскошь были заоблачными и фантастичными для учащихся и преподавателей. Обнадеживало лишь одно — через пару недель были экзамены. И свобода. Относительная, правда, но именно она самая с легким налётом беззаботности. Хотя бы об учебниках будет позабыто. И то хорошо. Сколько времени свободного появится, мечтала я.

— Женя! — окликнула меня Лариса.

Я обернулась, услышав голос подруги. Лариска сбежала по ступеням вниз, поправила выбившийся локон из причёски и остановилась возле меня.

— Ты сегодня на тренировку идёшь? — спросила она.

— Иду, — нехотя отозвалась я. — Во сколько за тобой зайти? — рассеяно спрашивала я и озиралась по сторонам.

Настроения не было. Хотелось пить и спать. Не помню уже, когда высыпалась с учебой этой и подработкой.

Парни проходили мимо, кидая в нашу сторону многозначительные взгляды. И я каждый раз этому удивлялась и втайне боялась, что когда-нибудь меня узнают, точнее о моей маленькой тайне и этой самой «небольшой подработке» и по городу поползут грязные слухи, а те в свою очередь доберутся до матери. И тогда явно ничего хорошего не жди.

Но причина, по который мы обе вызывали у тех интерес была проста и так же гениальна — ни меня, ни Ларису никогда не видели на тусовках. С однокурсницами мы мало общались. Со стороны выглядело, будто мы были неприступными крепостями, а на деле… Просто сторонились пошлых ухажеров и ненужного внимания. Над нами подшучивали, нередко открыто смеялись, реже с интересом наблюдали. Но никто из парней и не торопился ухаживать. Либо в силу нашей неопытности не хотели с нами связываться. Либо наоборот. Как для девятнадцатилетних у нас с Ларисой хорошо был подвешен язык, уж что-что, а постоять за себя было как два пальца об стол. Вечерняя подработка и не тому научила.

Да и как показывала практика… Мой мужчина точно бы не сдался после первого отказа. В общем, много было каких нюансов, но так или иначе, моя судьба еще ходила по земле и со мной встретиться не торопилась. Как и я. Других проблем по горло. Не до любви мне сейчас. В жизни зацепиться как-то нужно, образование получить, работу найти нормальную.

— Да, как обычно давай. Жара какая… — Лариса провела рукой по важному лбу.

— Ладно, Лара, я пойду, — но стояла на месте.

От жары плавился мозг, и наступало бессилие. Как я была рада, что скоро мы сдадим экзамены и вырвемся на свободу. Хоть бы и на три месяца. Но о свободе, я конечно, погорячилась. Я уже присматривала новое место для подработки на все лето. Сидеть без денег совсем нерадушная перспектива.

— Давай, созвонимся, — мы попрощались и разошлись.

С Ларисой мы дружили со школы с самого первого класса. Делились сокровенными мечтами, вместе ходили на тренировки в спортивную школу на танцы, вместе шли рука об руку по жизни и смотрели на этот мир одним взглядом. Хранили еще одну тайну на двоих и мечтали вырваться в большой город, добиться успеха и выбраться из нищеты. И сейчас был самый подходящий для того возраст. Если немного протянуть, то осядем здесь, скорее всего, уже навсегда.

Щурясь от яркого солнца, я шла по знакомым улицам, перебирая в голове планы на остаток дня. Сил не было ни на что, духота выматывала, хотелось отправиться к речке. Но я должна была идти домой и помочь матери посидеть с братишкой, пока она уйдет на работу в вечернюю смену. А после ее прихода, на работу уже уйду я. Так и мы крутились с ней, жить на что-то нужно было.

В глубине души я мечтала, что сдам экзамены, заочно продолжу учиться и пойду работать. Затем получу специальность, устроюсь на постоянную работу, и буду помогать матери и Мишке. Хоть какой-либо копейкой. Хоть покупкой продуктов. Хоть чем-либо, потому что видела отчаяние и боль на лице матери, ее безнадёжность в глазах и пустоту, с которой она жила уже несколько лет. Отец бросил нас и ушел к молодой любовнице. Просто собрал чемоданы, когда я была на учёбе, Мишка в садике, а мама на работе и сбежал из дома как трус. Ни развода не оформил, чтобы алиментов на сына не платить. Как предатель самый настоящий и бессовестный. А мать… она просто вмиг поседела и постарела на десять лет, перестала улыбаться и воет иногда до сих пор в подушку, как Мишку спать уложит. А я слышу все это, но вида не подаю, потому что боюсь подойти и вместе с ней в голос разрыдаться и Мишу разбудить. Так сердце сжималось от жалости и обиды за мать. Да и за себя тоже. Я так мечтала уехать в большой город. А теперь… Теперь не представляла как оставить маму и брата одних. Даже не знаю, что могло меня толкнуть на этот шаг.

Ненавижу за это отца. Предатель. Живет в свое удовольствие, а мать вкалывает на двух работах. А у меня сердце рвется на части, как представлю, что Мишка маленький, а уже не нужен отцу, на себя мне уже как-то все равно, я все же успела получить от него хоть какую-то ласку и любовь, а вот брат… Отчего такая несправедливость? И ведь говорить даже не знаю что, когда он спрашивает, где папа. Что ему отвечать, когда у меня лютая ненависть осталась к этому человеку на месте некогда сильной любви?

Я шла по горячему асфальту, и мне казалось, что мои ноги проваливаются в него, утопают как в песке, и что все вокруг плавится от такой температуры. Ветер едва шевелил листья на деревьях что росли возле нашего дома. В тени от них приятно пахло свежестью и прохладой. Вначале мая все начало вокруг буйно цвести и от благоуханий кружило голову. Остановившись в теньке рядом с сиренью, я вдохнула сладкий аромат и блаженно прикрыла глаза. Сорвав несколько маленьких веточек, я пошла по узенькой тропинке, что вела к нашему дому.

1
Загрузка...

Жанры

Загрузка...