Тайна Деда Мороза, или Что скрывает Снег

Рейтинг: (0)


Натализа Кофф

Широкая спина парня покрылась тонкими черными нитями, они словно пеленали его в кокон. И Бориславе захотелось разорвать эти нити руками. Слишком неестественно они смотрелись поверх белоснежного свитера парня.

Отбросив сомнения, Снежинкина бесшумно шагнула по зеркальному полу. Ближе к Снегу. Еще ближе. Пока практически не коснулась своими коленями его спины. Парень уже сгорбился. Словно тьма утягивала его за собой.

— Ну, уж нет! — решительно произнесла Борислава и схватила Снега за белоснежный свитер.

Темные нити, точно змеи, зашипели, отпрянули. Снежинкина с удивлением взглянула на свои ладони. Хмыкнула. Что ж, об этом она подумает потом, после. Когда спасет Снега.

Буся не очень понимала, как поступить дальше. Просто обняла парня со спины. И, на всякий случай, прикрыла глаза. Чтобы не было так страшно.

Какое-то время тишину комнаты нарушало только змеиное шипение, треск, точно от горящих дров, а потом полная тишина.

С закрытыми глазами Борислава продолжала висеть на спине парня, точно обезьянка. Ей было очень тепло, а еще уютно. Кажется, она даже не собиралась извиняться за такой произвол.

Снег расслабил плечи, поник, почти упал на пол. Снежинкина лениво продолжала висеть в прежнем положении. Только руки крепче обвила вокруг шеи парня, чтобы не свалиться на холодный пол. Голову устало опустила на его плечо.

Она слышала, как дыхание Яна из прерывистого приходит в норму. Горячая ладонь легла на ее запястье. Снежинкина лениво подумала, что вот сейчас он нахамит ей.

Но Снег молчал. Вторую руку завел за спину, перехватывая болтающееся на его спине тело девчонки. Кажется, будь у нее силы, она бы рассмеялась комичности ситуации. Крупный парень сидит на полу, а на его горбу висит полураздетая девица.

— Дурочка, — пробормотал Снег, придерживая рукой свою ношу. — Сил у тебя и без того почти нет. Все отдала. Дурная.

Снежинкина не хотела спорить. Не могла. Глаза закрывались от навалившейся усталости. Она уже не могла двигать ни рукой, ни ногой. Даже говорить не хотелось.

Она не сопротивлялась, когда Снег перетянул ее к себе на колени. Прижал к себе. Мозги Буси расплавились и превратились в тот самый кисель, что еще минуту назад появился в комнате. Только не в черный, а в розовый с розовыми сердечками.

Кажется, мозгу Буси начинает нравиться этот грубиян.

Они сидели на полу, когда по комнате пронеслись звуки шагов и голоса. Снежинкина лениво приоткрыла веки. Снег держал ее в руках. Смотрел на нее своими голубыми, словно небо, глазами.

Кто-то попытался помочь Снежинкиной подняться. Чьи-то руки прикоснулись к ней. Но она крепче, из последних сил, вцепилась в белоснежный свитер парня.

— Я сам! — тихо, но твердо выдохнул Снег.

Борислава опустила голову на его плечо. Комната наполнялась звуками. А потом и ароматами еды. Кажется, в этот раз она поест. Значит, падать в обморок — отменяется.

Часть 4-3

* * *

Снег был бледным, как… снег. Борислава заметила даже сквозь щетину, насколько бледной стала его кожа. И, кажется, лицо осунулось, а под глазами появились темные круги.

Вероятнее всего, она и сама выглядела измученной, поскольку мама Снега суетилась вокруг нее, намереваясь едва ли не с ложки кормить. На коврике в углу сопел Моцарт, а Заза устроилась у него под боком.

Дед в это время хмурился, сидя во главе стола.

— Так, значит, да? — бормотал он, перебирая свою седую бороду пальцами. — Переходить надумала? И так скоро! И не сидится же ей дома!

— Меня как бы без спроса увели, — пробормотала Борислава, оправдываясь, восприняв слова Деда в свой адрес.

— Не ты, Бусина, — пояснил Снег тихо, так, что слышала его только девушка. — Наш враг.

Снежинкина повернула голову, пристально всмотрелась в лицо парня, сидящего с ней бок-о-бок. Она понимала, что самым бессовестным образом липнет к нему, к его бедру своим, но не может отодвинуться, точно невидимая сила все еще держит их, соединяет друг с другом.

— И кто же «наш враг»? — Снежинкина, не заботясь о правилах этикета, подперла рукой тяжелую и немного сонную голову, понимая, что после сытного ужина, или, наверное, раннего завтрака, вот-вот уснет.

— Мы зовем ее Снежная ведьма, — пояснил Ян. — Но она называет себя Королевой.

— Дай-ка догадаюсь, — пробормотала Борислава. — Снежной?

На лице Снега мелькнула улыбка. Он кивнул головой, и вернулся к своей тарелке.

— Думаю, девочке нужно все здесь показать, — решительно заявил Дед.

— Рано! — возразил Снег. — Утром.

— Нет, сейчас! — возразил Мороз. — Времени нет. Каждая минута на счету.

— Она не готова! — продолжал упрямо спорить Снег с дедом. — Видишь же, сил у нее нет!

— Я вообще-то тут, — махнула рукой Снежинкина, привлекая к себе внимание Яна. — И мне кажется, что ничего меня уже не удивит.

— Видишь? — прокряхтел Дед Мороз, с довольным видом почесывая бороду. — Готова твоя девочка. Зря волнуешься.

Снег считал иначе. И Борислава видела это по упрямой спине парня. По тому, как он чуть склонился вперед, точно заслонял ее от своей родни.

А потом сдался. Повернулся к девушке. Выдохнул.

— Вот, шубку приготовила! — произнесла мама Снега, стоя за спиной молодых людей. В руках она держала белоснежную шубу, с воротом, переходящим в капюшон, но рукава были короткими, до локтей.

Снежинкина решила не возражать. Ей всегда хотелось иметь именно вот такую белоснежную шубку. Но, во-первых, ей было жаль животных, которых убили бы ради меха. А во-вторых, у нее не было столько денег, чтобы баловать себя дорогими вещами.

Снег помог надеть шубу. Длинные полы скрыли ночную сорочку, в которой Борислава все еще щеголяла по дому Морозов. На пороге парень крепко обхватил тонкую девичью ладонь своей рукой. Снежинкина поняла, что вот сейчас ей ничего не страшно. Она бы с Яном ушла куда угодно. Даже на край света…

— Ааааааа! — девичий писк разнесся, кажется, на много километров вокруг.

Борислава стояла на пороге. И только две ступеньки отделяли ее от пропасти. Оно готова была вскарабкаться на стоящего рядом парня. Вернее, она уже вскарабкалась на него, и длинные полы шубы ни капли ей не помешали в этом.

— Я боюсь высотыыыыыыы! — кричала она прямо в ухо Снегу, а тот недовольно морщился, но свою ношу не выпускал.

— Успокойся, — пробормотал Снег. — Я держу тебя.

— Угу, а кто держит тебя?! — верещала Борислава.

Страх мешал ей оглядеться. Все, что она видела — пропасть. И даже рассветные сумерки не скрывали того, что дом стоял на самом краю обрыва. Вернее, на белоснежном куске льда.

— Хочу домой! Аааа! — уже тише, но все еще в панике повторяла Снежинкина.

— Все не так плохо, — хмыкнул Снег, удобнее перехватил девчонку и шагнул в пропасть.

5
Загрузка...

Жанры

Загрузка...