Развратная

Рейтинг: (0)


Маша Моран

Вика даже не поморщилась от его грубых ругательств. Она растворилась в его крепких горячих объятиях, потеряв всякую связь с реальностью.

– Но если бы я не наврала… – Вика высвободилась из Пашиных рук.

– Он бы нашел другую причину убить.

Вика ходила по спальне, разбрасывая одежду, вместо того, чтобы ее собирать. У нее было ужасное самочувствие. Это все не укладывалось в голове. Ее аж затошнило. Вика остановилась и выдохнула:

– Едем в церковь?

Паша недовольно нахмурился:

– Может, останемся?

– Нет. Я хочу проверить.

– Да что проверять? Я ее во сне видел. В реальности она не существует!

– Существует, Паш. Я ее помню. Это она. Я тебе докажу. Хочешь поспорим?

Паша знакомо вздернул брови:

– Поспорим? Серьезно?

– Да. Боишься проиграть?

– На что спорим?

Вика моментально завелась от его взгляда. Павел выглядел напряженным и готовым наброситься на нее в любую минуту. Она пожала плечами:

– Ну, не знаю…

Она поняла, что ей совершенно неважно докажет она свою правоту или нет. И ей все равно выиграет она или проиграет. У нее теперь есть Павел. И она УЖЕ в выигрыше.

– Придумай, что хотел бы получить. У тебя ведь… – Вика шагнула к Павлу, расстегивая на себе рубашку. – …такая богатая фантазия.

Павел притянул ее к себе за полы рубашки.

– Я столько всего хочу получить, что одного спора не хватит…

– А ты подумай. Время у нас есть, пока добираться будем.

Глава XV. Кровавый клад

Да, не страшны ни море, ни битвы

Тем, кто сам потерял благодать.

Оттого-то во время молитвы

Попросил ты тебя вспоминать.

(с) Анна Ахматова

Вика почти с детским восторгом обхватывала руль. Ей нравилось ощущение свободы, скорости и мягкой, едва ощутимой вибрации. Вике ужасно хотелось снова оказаться за рулем Пашиного автомобиля. Она уже приготовилась доказывать, что будет лучше, если поведет именно она, потому что знает дорогу, но Павел, молча, отдал ей ключи и лишь загадочно улыбнулся.

Вика ерзала в удобном кресле, сходя с ума от волнения и нетерпения.

– Слушай, я только сейчас поняла…

– М? – Павел всю дорогу смотрел на нее с таинственной улыбкой.

– Твой офис… Ну, поместье, оно ведь недалеко от дома родителей. А церковь еще ближе. Полчаса пешком.

Павел явно был мыслями где-то далеко. Он смотрел на нее, но взгляд казался отсутствующим.

– Я не помню никакой церкви поблизости.

– Потому что она практически в лесу. Там раньше было два поселка. Наш и еще один. Но они почти вымерли. Церковь никому не нужна стала.

Павел не ответил. Он отвернулся к окну и никак не отреагировал на ее слова. Вика не выдержала:

– Паш, что случилось?

Он повернулся к ней. На лице – непроницаемое выражение. Каменная маска.

– Мне пришла информация по этой Кристине…

Вику бросило в жар от нетерпения и любопытства:

– О! Рассказывай скорее.

– Она мертва. Уже год.

Вика едва успела нажать на тормоза.

– Что?! Нет…

Павел повернулся к ней и достал телефон.

–Прислали, когда мы выходили.

Когда он успел прочитать? И почему тянул так долго? Вика съехала к обочине и заглушила мотор. По коже прошел озноб. Так не должно быть. Это все неправильно. Пусть Кристина ненавидела ее, как оказалось, но смерть… На Вику снова накатила тошнота. Она вырвалась из машины. Павел – за ней.

– Ты куда?

– Не могу дышать.

Вика с трудом вдыхала колючий воздух. Он впивался в горло острыми иглами и застывал инеем на коже. Вика оперлась ладонями о горячий капот. Выступившая испарина медленно замерзала. Теплые сильные руки обхватили и сжали в надежном крепком кольце. Вика развернулась в самых дорогих и желанных объятиях. Вдохнула аромат туалетной воды. Без этого запаха теперь невозможно жить. В холоде утра отчетливо яркий и терпкий, он дарил надежду. Теплый цитрус и дорогая кожа.

– Как ты?

Грудь Павла завибрировала. Она скорее почувствовала, чем услышала, что он о чем-то спрашивает.

– Это… от шока… наверное…

Павел продолжал обнимать ее и ласково гладить по спине. Вика ощутила себя ребенком. Маленьким ребенком, которого успокаивает заботливый взрослый. Так хорошо было чувствовать себя в его руках. Спокойно. Защищенно. Надежно. Павел как будто вливал в нее силы, отдавая свои. Вика подняла голову.

– Расскажи… что случилось?..

Павел нахмурился.

– Не думаю, что тебе нужно это знать.

Его попытки защитить ее наполняли Вику странной уверенностью. Что она сможет все преодолеть. Справиться со всем.

– Нужно. Мы оба понимаем, что это не стечение обстоятельств. И не случайность.

Павел снова повторил:

– Я разберусь.

Эти два слова вдруг показались Вике странно знакомыми. Как будто давным-давно она уже их слышала… Словно бы много лет назад он уже обещал решить все проблемы. Но это было в таком далеком прошлом, что осталась лишь смутная дымка воспоминаний. Он уже когда-то пытался это сделать… А она смалодушничала. Осталась ждать в стороне. И потеряла его. Вика не знала, откуда это странное ощущение. Какой-то бред просто! Но ждать в стороне она не будет. Больше никогда.

– Мы оба имеем к этому отношение. И разбираться будем вдвоем.

В голосе Павла зазвучала сталь:

– Ты не имеешь к этому никакого отношения. Это только мои проблемы.

Вика не выдержала. Она вырвалась из объятий Павла и оттолкнула его:

– А ты теперь мой! И к тебе я имею отношение. И к твоим проблемам тоже. И мы будем решать их вместе. Ты и я!

Павел разъяренно ударил кулаком по шершавому стволу. Сердце Вики сжалось при виде выступивших на костяшках капелек крови.

– Да хватит уже себя калечить!

Павел поедал ее разъяренным звериным взглядом:

– Ты не должна быть в этом замешана. Что если в этот раз я не успею?! Если меня не будет рядом?!

Вика замерла на месте.

– С чего ты это взял? Ты… всегда оказывался рядом…

– Я просто знаю… В этот раз не успею…

Вику снова начал колотить озноб. О чем он говорит? Что происходит? Павел всматривался в заснеженную чащу.

– Мне все время кажется, что однажды я уже не смог…

– Когда ты был в больнице… Я не знала, что и думать. Шла с работы и решила снова пройти через тот переулок. Ну, где… где мы впервые встретились. Подумала, что если мне будет грозить опасность, то ты обязательно придешь, чтобы спасти меня.

Павел смотрел на нее таким взглядом, что Вика забыла о том, как дышать. Ей казалось, что она стоит на ветру и морозе, совершенно голая и беззащитная. Причем обнажена ее душа. Сердце открыто в вывороченной грудной клетке. Бери и делай все, что хочешь. Она сама вынула его и отдала Павлу.

Пальцы Павла сжались в кулаки.

– Ты каким местом вообще думала?

Вика тоже разозлилась.

– Вот поэтому не надо вести себя как упертый баран. Если ты будешь решать все сам, то и я буду решать сама. Будем разбираться с проблемами порознь!

112
Загрузка...

Жанры

Загрузка...