Развратная

Рейтинг: (0)


Маша Моран

Она поставила на плиту чайник и приготовила чашку. Лишь бы Рома не обнаружил пропажу. Она и так подставила себя с Пашиной рубашкой. Вот же дура… Мысли о Паше снова атаковали. Вика потянулась к телефону. Написать? В лучшем случае он не ответит. В худшем… В худшем – посмеется над ней. Осмелится ли она рискнуть? Из ванной вышел Рома. Он обматывал полотенце вокруг бедер и рассматривал свои руки. Над плечом темнел засос. Сволочь! Он даже не видел его. Вика сжала зубы, чтобы не выругаться вслух. Она отвернулась, лишь бы не смотреть на его самодовольную рожу. Как раньше она могла не замечать всего этого?

– Моя стеснительная учительница. – Рома погладил ее по голове и улыбнулся.

Вика вздрогнула от омерзения. Рома расценил это по-своему.

– Я знаю, ты соскучилась, но сегодня никакого секса. Я зверски устал.

Вика снова улыбнулась. Ей еще никогда не было так сложно это делать.

– Конечно, Ром, я все понимаю. Иди отдыхать. Тебе… нужно выспаться.

– Ты у меня – золото. – Он снова потрепал ее по голове, точь-в-точь послушного пса и, напевая что-то себе под нос, пошел в спальню.

У Вики все внутри дрожало от отвращения. Она не представляла, как сможет лечь с ним в одну кровать. Даже просто находиться рядом казалось жутким испытанием. Как будто ее заставляли прыгнуть в яму со змеями. Вика хотела вырваться из ловушки, в которую сама же себя и загнала. Ей нужно уйти из этой квартиры. Сбежать. Куда угодно. Как можно дальше. Но единственный побег, который ей был доступен – это… Вика все-таки потянулась к телефону. Ее бросило в жар, пальцы дрожали, но она вцепилась в телефон и не отпускала. Ладно, хватит. Нужно просто шагнуть с обрыва. Она может разбиться об острые камни, что уже совсем не страшно. Рома умудрился уничтожить ее. Так что ей теперь одно невинное сообщение? А может нырнуть в воду и спастись. Только если Павел и был водой, то черной, с десятками водоворотов. Эта вода ее не отпустит. Но Вика не решилась. Ладони вспотели от волнения. Можно написать что-то простое. Чтобы он не подумал, что она сдалась или хочет новой встречи. Можно поблагодарить за то, что снова спас ее. Но благодарить по смс глупо, а звонить она не осмелится.

Пульс зашкаливал. Сердце с такой силой билось о ребра, что, наверное, превратилось в окровавленные ошметья.

Вика продолжала сидеть на кухне, глупо пялясь в окно. Лучше подумать, как отомстить Роме. Как его уничтожить. Это безопаснее мыслей о Павле. Собственными страхами и неуверенностью она сведет себя с ума. Но избавиться от воспоминаний о нем не получалось. Повелась на его запах, на зелень глаз и сумасшедшую силу. Он – монстр. И ничего ей не обещал. У него может быть тысяча таких Вик, которые ничего для него не значат.

Вика следила за тем, как кружатся снежинки вокруг старого фонаря, пыталась придумать способ уничтожить Рому, но перед глазами все равно стоял Павел. Павел с его невменяемым взглядом, блестящими от ее влаги губами и татуировками. Возле фонаря мелькнула какая-то тень. Вика насторожилась. Она отдернула занавеску и выглянула. За деревом опять кто-то был. От света фонаря на снег падали тени: дерева и человека. От нехорошего предчувствия внутри все скрутило спазмом. Вика неторопливо встала и выключила свет на кухне. Встав возле окна, она немного сдвинула занавеску в сторону и выглянула. От дерева действительно отделился силуэт. Какой-то мужчина в низко надвинутом на лицо капюшоне с трудом прохромал к старому заборчику и тяжело привалился к нему. Вика не могла понять, на какие окна направлен его взгляд, но интуиция шелестела мерзким голос предупреждение.

Человек вдруг согнул руку в локте и отодвинул край рукава, как будто пытался что-то рассмотреть на запястье. Забыв об осторожности, Вика сильнее высунулась из своего укрытия. Да, было похоже, что он смотрел именно на запястье. Может, на часы? Проверял, во сколько она выключила свет? Но это же просто глупо. Просто совпадение? Второй раз под ее окнами обнаруживается странный тип. Нет, не совпадение. Но откуда она взяла, что он следит именно за ней? Вика вновь спряталась. Здесь живет еще много людей. Но та самая интуиция, у которой был отвратительный шипящий голосок, твердила, что этот человек тут не спроста. Вика поднесла телефон к окну и сфотографировала темную фигуру. Вышло расплывчато, но хоть что-то.

Мужчина еще несколько минут постоял у забора, а затем сунул руки в карманы, ссутулился и побрел прочь. В этот раз он казался пьяным. Шел, качаясь из стороны в сторону, едва перебирая заплетающимися ногами. Но Вика была уверена: она видит того же человека. И это не Павел. Павел был выше. И часы он носил на правой руке – Вика помнила точно.

Она без сил опустилась на стул. Какого черта происходит в ее жизни? Изменщик-муж спит в соседней комнате. Бывший ученик не выходит из головы. Вдобавок ко всему, кажется, за ней кто-то следит. Вика прижала голову к коленям и закусила губу. Она не будет плакать. Хватит. Время для слез уже прошло. Нужно что-то делать. Хотя бы с одной проблемой она сможет разобраться. Взяв себя в руки, Вика поднялась и прошла в спальню. Рома спал, раскинувшись на кровати, не оставив ей места. Где же его слабое место? Куда ударить? Как причинить боль?..

Вику снова передернуло от омерзения. Она никак не могла заставить себя лечь рядом с ним. Не после Паши. Вику вдруг накрыло злостью. Почему она одна должна мучиться?! Он там сейчас может быть с какой-нибудь девицей, а она сходит с ума от неопределенности и ревности. Если после нее отправился к другой делиться проблемами или утешением, то она испортит ему вечер. Найдя Пашин номер, Вика быстро напечатала:

«Спасибо, что спас меня. Опять. Я в долгу перед тобой. Надеюсь, на работе все разрешилось. И да, я была не права, когда ставила тебе 4 по литературе. Ты доказал, что заслужил пятерку. Но в языке есть еще пробелы.»

Вика отправила сообщение, едва дыша. Все, уже ничего нельзя отменить и исправить. Павел молчал. Спустя минуту. Две. И пять. Он не ответил и через полчаса. И даже спустя час – ничего.

Глава X. Воскресенье

Воскресенье. Рассвет

В голове гудело по страшному. Когда все ушли, было уже четыре утра. Единственное, чего я сейчас хотел, – позвонить Вике. Руки дрожали от необходимости написать хотя бы сообщение. Где-то точно была зарядка, но я никак не мог ее найти. Перерыл кабинет, и все бесполезно. Как идиот сжимал в руках бесполезный кусок пластика и пытался собраться с мыслями. Одно ясно точно: я погряз в дерьме по самую макушку.

Убийство Киры не имело ни малейшего объяснения. Если бы наши конкуренты пытались таким образом заявить о себе, то давно уже объявились бы. И вся эта хрень с обматыванием тряпками и цветком… Многие из рабочих уже всерьез обсуждали следующую жертву маньяка. Найду падлу и превращу в кровавую кашу.

Поспать сегодня не удастся. Это не так уж и плохо. Я зашел в Кирин кабинет. Здесь уже успела похозяйничать полиция. Но с такими версиями, какие строил Беликов, расследование будет длиться долго. Отец, кажется, был согласен с Беликовым, что это я грохнул Киру. По крайней мере его фраза «Она тебе никогда не нравилась» имела явный намек. Ох, да плевать, что он думает. Пока сам не разберусь в этом говне, никто мне не помощник.

66
Загрузка...

Жанры

Загрузка...