От судьбы не уйдёшь

Автор: Хайнц Конзалик

Год издания: Не указан


Серии:




Рейтинг: (5)

Добавлено: 03.11.2020

В книге описана судьба молодого человека, Вильгельма Тюрнагеля, российского немца, родители которого, уже подавшие документы на переселение, погибли за несколько дней до отъезда из России. После переезда в Германию Вильгельм оказался в городе Гельзенкирхен, расположенном в земле Северный Рейн-Вестфалия. К Вильгельму, который ещё плохо говорил на немецком, немцы относились пренебрежительно, как к иностранцу, но он устроился на работу, учил язык и хотел стать инженером. До отъезда из России он являлся кандидатом в молодёжную национальную сборную по футболу. Когда об этом стало известно, и он показал своё мастерство в играх за команду фирмы, в которой работал, им заинтересовались серьёзные немецкие клубы. В Гельзенкирхене юноша познакомился и полюбил Марианну, но отец девушки, трактирщик и фанат известного в Германии футбольного клуба «Шальке 04», возражал против продолжения знакомства, так как счёл юношу неподходящей парой для своей дочери…

Оглавление

Хайнц Гюнтер Конзалик
От судьбы не уйдёшь

По указу Екатерины II от 4 (15) декабря 1762 года началось переселение немецких крестьян в Россию на свободные земли Поволжья, а позднее и Степного края. По-разному складывались их судьбы.

Через 200 лет их потомки, которых стали называть «российскими немцами», получили возможность вернуться в Германию.

В книге описана судьба молодого человека, Вильгельма Тюрнагеля, российского немца, родители которого, уже подавшие документы на переселение, погибли за несколько дней до отъезда из России. После переезда в Германию Вильгельм оказался в городе Гельзенкирхен, расположенном в земле Северный Рейн-Вестфалия.

К Вильгельму, который ещё плохо говорил на немецком, немцы относились пренебрежительно, как к иностранцу, но он устроился на работу, учил язык и хотел стать инженером. До отъезда из России он являлся кандидатом в молодёжную национальную сборную по футболу. Когда об этом стало известно, и он показал своё мастерство в играх за команду фирмы, в которой работал, им заинтересовались серьёзные немецкие клубы.

В Гельзенкирхене юноша познакомился и полюбил Марианну, но отец девушки, трактирщик и фанат известного в Германии футбольного клуба «Шальке 04», возражал против продолжения знакомства, так как счёл юношу неподходящей парой для своей дочери…


***

— Почти миллион, — потрясённо вымолвил Теодор Бергер и, вздохнув, положил газету на круглый стол. — Это невозможно себе представить!

Сигара уже погасла, пить водку «Доппелькорн», бутылка которой стояла на столе, ему не хотелось. Вопросительным взглядом он обвёл комнату.

День заканчивался. Блеклые сумерки сообщали о наступлении вечера. В гостиной царил тусклый свет, поэтому хозяин поднялся и включил напольную лампу. Задвинув занавески на обоих окнах, он снова сел, но газету в руки не взял.

У окна сидела и вязала, сосредоточившись на неустанной игре пальцев Сабина Бергер, невысокая полноватая женщина с огромным узлом седоватых волос на затылке. Марианна Бергер, симпатичная темноглазая и непоседливая двадцатилетняя дочь, сидела на краешке софы, стоявшей напротив второго окна, и читала роман о нелёгкой любви между молодым бароном и девушкой из народа. Любовные романы разного рода Марианна читала весьма охотно, расширяя свои теоретические познания в области, на практике ей неизвестной. В свои двадцать лет Марианна всё ещё оставалась девственницей. Можно со спокойной совестью сказать, что второй такой Марианны теперь нигде не найти.

Что касается намерения Марианны лишиться девственности, то оно уже частенько давало о себе знать. Ей просто не хватало решимости, как она считала, «сделать это правильно». К этому добавлялось ещё и то, что она очень любила своих родителей, слушалась их, а те, в свою очередь, взяли на себя заботу как можно дольше оберегать дочь от любовной практики. Отец зорко следил за этим, а дочь не возражала. Однако с этим она смирилась только до какого-то определённого момента в её жизни, находящегося где-то в будущем.

Теодор Бергер владел трактиром «Подсолнух», вернее небольшой гостиницей с трактиром. Так как трактир находился в северной части Гельзенкирхена, и в течение года солнечный луч редко забредал на цветы, стоявшие на окне, то его название указывало на огромный оптимизм Теодора, и на его представление о течении событий в жизни.

Трактирщики имеют обыкновение быть толстыми. Когда трактирщик тощий, то своим видом отпугивает клиентов. Но когда тебе навстречу двигается полное тело хозяина трактира, то тебя при этом наполняет приятное ожидание, так как лучшая реклама трактира — это живот его владельца.

С этой точки зрения Теодор Бергер был прирождённым трактирщиком.Когда он стоял за стойкой перед блестящим разливным краном и двигал взад-вперёд кружки с пивом или когда субботними вечерами в качестве главы собрания завсегдатаев «У крепыша Теодора» раскладывал «скат» (распространённую в Германии карточную игру, отвечающую олимпийским требованиям) или «двойную голову», то чувствовал себя в своей стихии.

В юности Теодор был строен и по мере сил защищал ворота футбольного клуба «Триммштадт 09» — одного из многочисленных маленьких спортивных обществ, готовивших пополнение для больших клубов. Если верить его рассказам о том времени, то только ранняя смерть отца помешала ему сделать блестящую карьеру вратаря, поскольку он вынужден был взять на себя заботы о доме и трактире, вместо того чтобы стать опорой известного футбольного клуба «Шальке 04».

Почему профессия владельца трактира не могла ужиться с профессией первоклассного футболиста, у него никто не спрашивал.

Что собой представляет футбольный клуб «Шальке 04», в Германии знает каждый мужчина. Этот клуб, несмотря на все поражения и громкие скандалы, является одним из прославленных. ФК «Шальке 04», можно сказать, является визитной карточкой города Гельзенкирхен, а Гельзенкирхен — это ФК «Шальке 04». Непосредственную взаимосвязь этих слов можно понять лишь у стойки бара в Гельзенкирхене.

Теодор Бергер родился в Гельзенкирхене, к тому же был трактирщиком, и поэтому едва ли можно описать словами его отношение к указанному футбольному клубу.

В гостиной воцарилась глубокая тишина. Трактир сегодня был закрыт. Лишь вязальные спицы позвякивали в руках супруги. Зашелестела бумага — Теодор снова взял газету.

— Почти миллион, — снова повторил он. — Это же уму непостижимо!

Никакого ответа. Сабина работала спицами и думала о завтрашнем меню в трактире, за которое отвечала. Марианна с увлечением читала, как юный барон разъяснял родителям, что откажется от денег, имущества и титула, если они будут против его связи с дочерью лесника.

— Вы не слышали? — спросил Теодор немного громче. Обе дамы посмотрели на него.

— Что? — спросила Сабина.

— Это уму непостижимо, — повторил Теодор.

— Что уму непостижимо? — переспросила Марианна.

Голос Теодора стал ещё громче.

— Лотерейный выигрыш в один миллион.

Мать и дочь посмотрели друг на друга.

Теодор кивнул и ткнул пальцем в газету.

— Здесь так и написано.

Сабина не хотела спорить, поэтому кивнула, посмотрела на спицы, и они снова пришли в движение. Марианна тоже вернулась к чтению. Сообщение не вызвало у дам никакого интереса. Несмотря на это Теодор продолжил.

— Счастливчиком стал шахтёр из Саарбрюкена. Фамилия не указана. Газетчики делают так специально, чтобы избавить выигравшего от назойливых просителей.

Теодор замолчал, уткнулся в газету и стал читать дальше. Написанное вывело его из равновесия.

— Невероятно! — воскликнул он. — Этот лотерейный билет чуть не пропал!

1
Загрузка...

Жанры

Загрузка...