Иллюзия жизни

Рейтинг: (3)


Михаил Черненок

Сайт переехал на новый домен bookocean.net. Приносим извинения за неудобство.

– Не общаешься с ним?

– Только на уровне «привет – привет».

– О его делах что знаешь?

– Совсем мало… – Пирамидин, зажав бороду в кулак, помолчал. – Приласкал Сапуна армянский мафиозо Назарян. Для ширмы прикрываются торговлей бензином. А главный бизнес делают на наркотиках. Одним из крутых дилеров их фирмы является Слониха, которая под вывеской безвинной кафешки «Вдохновение» у речного вокзала содержит натуральный кайф-базар.

– Притон наркоманов?

– Ну. Вот и все мои знания.

– О конфликте Ширинкина с Сапунцовым не слышал? – вновь спросил Веселкин.

– В пьяном запале Максим бухтел, будто Сапун ссучился и круто облапошил его. Предлагал даже мне открыть отмычкой сапунцовский гараж и забрать там портфель с баксами. Я отбазарился от кирного дурилы. Он матюгнулся и заявил, что разберется с гаражом сам, как только решит проблему со «звонарихой» в райцентре.

– Что они не поделили?

– Известно, что делят меж собой братки, зоны влияния да «бабки». Других интересов для дележа у шакалов нет.

– А о том, что застрелил Сапунцова, Ширинкин не сказал?

Бегающие глазки Пирамидина удивленно округлились:

– В натуре, что ли?…

– В натуре, Гриша, в натуре. Не ожидал такого поворота?

– От пьяного Максима можно ждать любой гадости. Под турахом он становится хуже обезьяны. Но толстяк мне не проговорился, что замочил Сапуна.

– И об убийстве в райцентре, совершенном на пару с Сапунцовым, промолчал?

Пирамидин перекрестился:

– Истинный Бог, Константин Георгиевич, об этой мокрухе тоже ничего не знаю.

– Может, что-нибудь вспомнишь?

– Ей-Богу, вспоминать нечего. Все знания, как святому духу, без туфты изложил.

Веселкин обратился к Долженкову:

– Проводи Гришу, чтобы постовой в вестибюле не задержал его на выходе.

Глава XX

Оставшись в кабинете вдвоем с Голубевым, Веселкин со вздохом сказал:

– Дело запахло героином…

– Этой дурью теперь повсюду воняет. – ответил Слава.

– В райцентре много наркоманов?

– Хватает. Нынче не прошло и полгода, а уже три молодых парня крякнули от передозировки. Не знал я, что у нас окопалась торговка смертью. Раньше подсевшие на иглу добывали зелье в Новосибирске.

– Спрос рождает предложение.

– Как только разберемся с убийством Царькова и Сапунцова, придется совместно с прокуратурой прихлопнуть лавочку Коновалихи.

– Я вот что, Слава, думаю… – Веселкин помолчал. – Если Сапунцов был у Назаряна основным дилером, то с его внезапной смертью вот-вот должен произойти сбой в преступной цепочке по поставке наркотиков. Надо нам не проморгать этот момент, чтобы вывести негодяев на чистую воду.

– В таком муравейнике, как Новосибирск, трудно контролировать этот процесс. Здесь же тысячи наркоточек.

– Конечно, нелегко, но без труда не вытащишь и рыбку из пруда. Для начала возьмем под наблюдение одну точку: кафе «Вдохновение», а дальше, как говорил Наполеон, битва покажет…

Проводив Пирамидина, в кабинет вернулся Долженков. Веселкин сразу обратился к нему:

– Леня, на заре перестройки ты разбирался с теневым бизнесом и кооперативными кафешантанами. Не растерял прежний опыт?

– Из приобретенного трудом стараюсь ничего не терять, – присаживаясь у стола, ответил Долженков.

– Скажи, что за кафешка «Вдохновение» у речного вокзала?

– На улице Фабричной круглый год функционирует утепленная «стекляшка» мест на сорок. Можно посидеть за столиком на четверых или на стульчиках у стойки бара. Ассортимент напитков и сигарет в баре – на любой вкус. Кофе готовят сносным. Горячие и холодные закуски тоже качественные. Обслуживающий персонал воспитан в духе недоразвитого капитализма. Обсчитывают клиентов бессовестно, но на возмутившихся таким безобразием не орут во все горло, как бывало в общепитовских забегаловках. Вежливо извиняются и возвращают перебор.

– Судя по изложенной информации, тебе доводилось бывать в этом заведении.

– Иногда забегаю выпить чашечку кофе или бутылку хорошего пива.

– Не «засветился» там, как оперативник?

– Хожу всегда в штатском и без необходимости должностью своей не козыряю.

– С хозяйкой кафе не познакомился?

– Нет, но коммерческую биографию Слонихи знаю.

– Расскажи, пожалуйста, что это за Слониха…

– Киселева Земфира Романовна по национальности цыганка. Слонихой прозвана за монументальные габариты. Когда она появляется за стойкой бара, создается впечатление, будто слон втиснулся в посудную лавку, и бутылки, того и гляди, посыплются с полок. Возраст – за шестьдесят. В советское время много лет была директрисой ресторана на разных пассажирских пароходах. За навигацию зарабатывала столько, что в межнавигационном, без содержания, отпуске всю зиму жила без нужды. Когда на Оби появились скоростные суда на подводных крыльях, и пассажирские двухпалубные тихоходы стали на прикол, Киселева перешла на берег. Сначала заведовала пивным баром в Кировском районе Новосибирска, а в период антиалкогольной кампании возглавляла коллектив водочного магазина. Какие левые деньги за те благодатные для торгашей годы прошли через ее ловкие руки, никто и никогда не узнает. Известно лишь, что для открытия частного предприятия, каким является кафе «Вдохновение», у Земфиры Романовны хватило собственных средств без каких-либо займов и кредитов.

– А как во «Вдохновении» сбываются наркотики, о которых сказал Гриша Пирамидин?

– Чтобы разобраться в этом вопросе, надо потратить минимум неделю на оперативное наблюдение.

– Но в кафе действительно наркопритон или это выдумка Пирамидона?

– На первый взгляд – полное благополучие. Ни обкуренные, ни ширанутые наркоманы туда не заходят. Там даже принесенное с собой спиртное запрещено употреблять. На стене висит плакат с обращением к посетителям: «Самогон и самопал пейте дома! За распитие “левых” напитков в кафе – сдача ментам, с конфискацией левака». Просто и доходчиво. Продажа наркотиков происходит где-то на стороне. У входа постоянно дежурят чисто одетые мальчики. Они встречают жаждущих уколоться или подымить и уводят их в неизвестном направлении…

Разговор прервал звонок телефона внутренней связи. Веселкин, сняв трубку, сказал:

– Слушаю, товарищ генерал… Да, работаем… Потому, что мы сами ничего толком пока не знаем… Да, я лично занимаюсь… Понятно, товарищ генерал, завтра утром доложу вам все подробно.

Веселкин положил трубку на аппарат и поморщился:

– Заработало телефонное право. Кажется, Вера Александровна Сапунцова через партийных друзей ударила в набат, и начальник УВД взял дело под личный контроль. Сердится, почему ничего не знает.

– Утром уже вызывает на ковер? – спросил Голубев.

– Вызывает…

Веселкин, откинувшись на спинку стула, внезапно расхохотался. Увидев недоумение на лицах Голубева и Долженкова, сквозь смех заговорил:

37
Загрузка...

Жанры

Загрузка...